Церковная архитектура — сотворчество троих

Идеал — когда священник, попечитель и архитектор готовы слышать друг друга

Художника Васнецова не было бы без мецената Саввы Мамонтова, архитектора Шехтеля — без Саввы Морозова, Леонардо Да Винчи не было бы без Медичи. Но и имена меценатов мы не помнили бы без творений художников и архитекторов.

Современная церковная архитектура также невозможна без участия попечителей. Но в создании храма участвуют трое: архитектор, попечитель и священник, которому в этом храме служить. Опыт показывает, что самые лучшие работы получаются тогда, когда нашлось взаимопонимание между всеми участниками этого процесса.

Самый сложный случай, когда заказчик — некая городская или областная администрация, а архитектором выступает какой-нибудь ЖилНИИпроект, у которого нет опыта церковного строительства. Будущий настоятель может бесконечно биться между ними, но так и останется неуслышанным. В случае обезличенных заказов получаются безликие храмы.

Идеал — когда священник, попечитель и архитектор — сотоварищи, соработники, сотрудники, когда они все заинтересованы в результате и готовы слышать друг друга. Тогда получаются очень личностные храмы, пронизанные любовью.

Очень важно, чтобы архитектор понимал, что такое богослужение. Потому что для храма недостаточно просто воссоздать форму а-ля рус. Есть огромное количество вещей, которые надо предусмотреть: например, место для свечного ящика, для исповеди (мне очень нравится, когда это какой-то маленький придел или галерейка, тогда есть ощущение камерности). Необходимо учесть и внебогослужебную деятельность. У нас, например, был один храм, в котором на заднем дворе кормили бездомных, и надо было предусмотреть, как бездомные будут туда подходить, где будет раздаваться еда. Если храм нацелен на воспитание молодежи, то в прихрамовых постройках располагаются классы, спортивный зал. Нормально, если храм занимает 25% от всего комплекса и есть помещения для воскресной школы, библиотеки, социальной службы, для технических помещений — котельной, трасформаторной.

Ситуация, когда в работу архитектора никто не вмешивается — «строй как хочешь», — опасный вариант, потому что архитектор слишком много на себя берет. Храм — не памятник архитектору, попечителю или настоятелю. Количество золота и мрамора не должно кричать о богатстве попечителя, а фальшивое золото выдавать его скупость.

Я посоветовал бы попечителям искать не таких архитекторов, которые будут заглядывать им в рот и делать все, чего они пожелают, а таких, которые будут предлагать что-то, чего попечитель не знает. Попечитель не стесняется своего незнания, архитектор, даже если он уже 350 храмов построил, слушает настоятеля, при этом батюшка может быть не вполне осведомлен о стилистике архитектуры, о материалах — и в этом он доверяет профессионалу. Вот идеал! Архитектор, священник и попечитель должны обладать довольно высоким уровнем общей культуры, дополнять и слышать друг друга. И тогда получится если не шедевр, то уж точно красивый и удобный храм.

Андрей Анисимов