Благодарность и благодатность

Протоиерей Андрей Ткачев о том, как не превратить свою жизнь в одиночную камеру

Многим известна история с участием святого Николая, когда тот узнал о реальной беде конкретного человека и ночью тайком дал людям необходимые деньги. Она выведена в Акафисте коротким рассказом об «узельцах трех злата», поданных «таяся» ради спасения дочерей того человека. Этим милосердным поступком Николая семья спаслась от долгов, соответственно — от сдачи дочерей в публичный дом, что в Акафисте святому заменено эвфемизмом «брак скверный». То есть не шоколадки и не карамельки, но деньги, необходимые для выкупа, дал святой конкретным людям. (Конкретная помощь сдулась, как воздушный шарик, и мы привычно раздаем сладости детям и взрослым, тогда как люди по-прежнему нуждаются в помощи настоящей и конкретной).

Теперь, вспомнив о святом, представьте себя на месте человека, который нашел деньги на подоконнике и избавился разом и от долгов, и от позора. Что будет делать такой человек? Он будет (я бы так и делал, наверное) бегать по всему городу с радостными криками: «Мне принесли деньги! Мои дочери будут честны! Я свободен! Господи, благодарю Тебя! Спаси и награди во сто крат того доброго человека, который помог мне! Не видели ли вы того, кто спас меня?» И так далее. И тому подобное. Как Суламита, обходящая город с вопросом: «Где Возлюбленный мой?», человек тогда искал бы своего благодетеля, чтобы поцеловать его руку. За то и ублажаем до скончания века Николая, что явил в себе свойство Божие — творить добро бескорыстно и скрываться от похвалы. Так Бог наш действует. Он спасает, но исчезает из виду до наступления похвал; благотворит, но не ищет хвалебных голосов.

Он-то не ищет, но мы‑то живы, а не мертвы. Мы должны Его разыскать и отблагодарить. Иначе кем же мы будем, пользуясь благодеяниями и не желая найти Незримого благодетеля, вечно находящегося рядом?

Подумаем и вспомним о том, что мы привычно называем Иисуса Христа Спасителем и Искупителем. Это значит, что Он наш общий долг заплатил и от вечных бед нас спас.

Я был должен — Он долг мой отдал.

Я был обречен на муки — Он муки мои на Себя взял.

Я был от Отца далеко, дальше некуда, — Он меня и приблизил к Отцу, и усыновил Ему.

Ад, укрепленный на фундаменте человеческого и бесовского своеволия, был предназначен мне в вечное жилище — Христос подарил мне светлый Рай и общение с Собою.

Я должен был вечно кусать язык свой, а теперь уста мои словно медом помазаны и поют Христу «Аллилуйя!»

Что есть такого во мне скверного, что Христос бы не омыл на Кресте Кровью Своею? Все Он омыл, я не знаю еще и до времени не догадываюсь. Так как же мне не благодарить Его! Как теперь и всему миру верующих людей не стать одним хором разумных и свободных существ, благодарящих Господа? Хор разумных существ, стройно составленный для принесения Богу благодарности, — это есть одно из поэтических определений Церкви Христовой.

Но если мало вокруг слышится благодарений, если есть где и молитва, но более просительная, чем благодарная, это значит, что вера потухает, а в иных местах и потухла вообще. Где есть вера, там есть благодарение, есть Евхаристия. Где нет благодарения, там слепота, и черствость, и эгоизм. Там — закрытость ото всех. В том числе и от благодати Божией. Где вере жить при таких соседях? И как пшенице расти между плевелами?

Берите, братья, в руки серп благодарности и начинайте пропалывать свою душу, эгоизмом, как бурьяном, заросшую. Освобождайте место для Евхаристии с ее главным призывом: «Благодарим Господа!».

***

Благодарность — очень естественное чувство. Оно появляется в душе, когда еще не знаешь, перед кем сложить ее, как трофей; кому пропеть ее, как песню. Ее (благодарность) приносят и произносят в честь родителей, учителей, вождей нации, культурных гениев. И она всегда соскальзывает в идолопоклонство и человекуогодие, во что-то скользкое и нечистое, если человек не повзрослеет душой до принесения главной благодарности — Господу Богу.

Истоки благодарности, как и философии, — в удивлении факту бытия и разлитой всюду красоте и мудрости. Лучше всех эту интуицию выразил О. Мандельштам:

За счастье тихое дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

И на этот вопрос нельзя отвечать быстро. С этим вопросом нужно пожить, самой жизнью отыскивая правильный ответ. Одна из бесконечно растиражированных ошибок эпохи — это произнесение вслух ответов людьми, у которых еще вопрос не созрел.

Если человек с Богом встретится (чего несказанно хочет Господь и к чему большей частью не готов человек), тогда и начнется время благодарений. Текст евхаристической молитвы Литургии Иоанна Златоустого мирянин не слышит. Но это не значит, что смысла этой молитвы мирянин знать не должен. После громко произнесенных слов «Благодарим Господа!» священник продолжает тихо, но от лица всех. Он славит Отца с Его Единородным Сыном и Духом Святым и благодарит Бога за то, что Тот «от небытия в бытие нас привел, и отпавших нас восставил, и не отступил до тех пор, пока на небо не возвел нас и не даровал Царство будущее».

Таким образом, благодарение приносится за:

1) Премудрое творение мира.

2) Попечение о мире и человеке после грехопадения.

3) Устроение спасения для человека, предназначенного не исчезнуть и не погибнуть, но наследовать Царство.

***

Размышление о Премудром Творце, сотворившем мир и сказавшем, что «все хорошо весьма», было особенно важно в древние времена и составляло сердцевину смиренного субботнего покоя. «У мира есть Творец, и я перед ним смиряюсь» — это суббота. Этот покой, переосмысленный в категориях Нового Завета, не потерял смысла и сегодня. Но сегодня к благодарению Богу Творцу присоединяется благодарение Богу Спасителю, и сияет преимущественно свет воскресного дня. «В падший мир пришел воплотившийся Господь и спас нас воскресением» — это воскресенье.

Заметим, что устав предписывает священнику служить еженедельно в оба святые дня — субботу и воскресенье, отводя субботу почитанию Богоматери, всех святых и молитве об упокоении усопших. Воскресенье же — праздников праздник и торжество из торжеств, малая Пасха. Суббота тиха и сосредоточенна, воскресенье ликующее и торжествующее. И в тот и в другой день, как меч в ножны, вложена благодарность.

***

Тема благодарности глубока, она вечна и неизмерима. Если мы сказали выше, что благодарение, приносимое людям без благодарения Богу, есть человекоугодие и идолопоклонство, то есть и обратная опасность. Благодарение Богу без благодарности людям тоже превращается в фарисейскую странность и духовное извращение. Нужно помнить имена и лица своих благодетелей — всех, кто учил, лечил, защищал и утешал вас в разные моменты жизни. Нужно искренно говорить спасибо, платить добром за добро и не быть беспамятным. Без благодарности люди похожи на «монады Лейбница», на узников одиночных камер. Благодарность же созидает и семью, и общество, и Церковь.

***

Есть и еще одна грань благодарности, названная у святителя Игнатия (Брянчанинова) признаком высшей христианской мудрости. Это — благодарность Богу посреди скорбей и за сами скорби. Это — благодарность, принесенная через силу тогда, когда хочется выть. Так в начале. А в конце это нечто иное, искреннее и подлинное, когда по апостолу человек «хвалится скорбями», зная, что никакая скорбь в этом мире не достойна именоваться скорбью с точки зрения той радости, которая нас ждет.

Но это, конечно, вершина, до которой предстоит дойти. А начинать нужно с меньших высот: с размышления и удивления, с воспоминания и молитвы, с воскресной Литургии и благодарной памяти о благодетелях. В Царство Божие не движутся прыжками и скачками. Только основательно сделав один шаг можно занести ногу для шага следующего. И «молитвы, прошения, моления, благодарения» (1 Тим. 2:1) подобны глубокому дыханию человека, идущего в правильном направлении.

Протоиерей Андрей Ткачев.

«ФОМА в Украине».


Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»