Быть дочерью…

Вероника зашла в небольшой, но уютный дом. Навстречу ей вышла красивая женщина с ослепительной улыбкой. Ее имя было таким теплым, домашним - Оксана.

«Давай я отнесу вещи в твою комнату», - предложила она.

За руку Оксана держит пятилетнего малыша:

- Оланд, – с легким акцентом и детской непосредственностью представился этот белокурый ангелочек.

А дальше все как в сказке: подарки, новые красивые вещи, огромная ванна с ароматной, нежной пеной.

**************

Иногда, засыпая, Веронике казалось, что это сон. И он вот-вот развеется.

Ей часто снилось, что она снова в интернате: пять кроватей в одной комнатке, ее тумбочка с минимальным набором личных вещей и сопящая рядом Ирка…

Нет, в интернате было совсем не плохо: воспитатели вполне сносные, еда и одежда тоже.

Стеснительная, тихая Вероника вызывала восхищение у потенциальных родителей, мечтающих усыновить ребенка чуть постарше.

Но каждый раз Веронику возвращали в интернат после непродолжительного знакомства: девочка своенравная, агрессивная, чего сразу и не скажешь, жаловались разочарованные взрослые.

И тут появилась семья из Франции. Волонтерам пришлось обойти сотни инстанций, чтобы Вероника смогла выехать заграницу для знакомства с семьей украинских эмигрантов. Понадобилось и разрешение матери.

**************

Отрешенная, с независимым видом, мать сидела на заднем сиденье машины рядом с Вероникой. За все время поездки в областной центр она не проронила ни слова.

В полузаброшенном доме ее ждал очередной любовник и пол-литра самогона. Ольге Степановне хотелось побыстрее вернуться к этим нехитрым радостям. Кроме того, эти волонтеры, как назойливые мухи, не давали ей покоя: скажете то, напишите это.

«Чтоб ты сдохла», - сказала мать на прощание Веронике. Ее злило, что дочь хорошо выглядит. Стильное пальтишко, ботиночки на каблуке – все эти подарки из Франции жутко раздражали мать, а возможность для дочери «жить припеваючи» заграницей просто выводила из себя.

«Я тут буду подыхать, а ты шляться по курортам»!

Во Франции все домочадцы вот уже вторую неделю хлопотали вокруг тихой, немного зажатой девочки. Но с каждым днем Вероника, казалось, все больше и больше уходила в себя, сторонилась внимания, подолгу не выходила из своей комнаты.

- Примерь это платье!

- Хочешь поиграть с моим медвежонком!

- Попробуй пирог!

- Как ты себя чувствуешь?

Вероника погрузилась в теплую ванну с головой. Наконец-то она осталась одна. Ее взгляд остановился на розовых занавесках в мелкий цветочек. Но видела она в эту минуту выбитые стекла, покосившуюся стену и пьяную мать, которая даже не пытается дать отпор очередному подонку.

**************

Из магазина Вероника бежала домой с рулоном розового ситца в мелкий цветочек.

«Красивые будут занавески», - мечтала девочка. Она даже не заметила, как легкий французский ботиночек утонул в грязном месиве родной сельской дороги.

В прошлом остались Оксана с ослепительной улыбкой, ее маленький сын Оланд и французское счастье.

Ее мама медленно умирала от цирроза печени, закутавшись в привезённый из Франции теплый плед. Беззубой улыбкой она встречает вошедшую дочь. Ее глаза, уже по привычке, наполняются слезами.

«Не плачь, мама, я с тобой», - говорит Вероника. Странно, но в ее душе в это мгновение разливается неуместная, казалось бы, радость.

Она дома, она с мамой, и наконец-то она ей нужна…


Больше публикаций

Строим общину
Должны ли христиане искать защиту в суде?

На эту тему размышляет глава Административного аппарата Киевской митрополии УПЦ епископ Виктор (Коцаба).