Чем живут валаамские старцы. Часть первая (+ФОТО)

На Валааме запретили отшельничество, лечат трудом, а на стук бесов отвечают молитвой

Каждый паломник, доплыв до Северного Афона, желает не только приложиться к святыням, а мечтает (осторожно и в глубине души!) найти хотя бы одного валаамского старца, чтобы спросить — когда же его жизнь наладится. Книги «Валаамские старцы» раскупаются здесь как горячие пирожки. Монахи этим стереотипам улыбаются, но развенчивать не спешат, сказано ведь: каждому дано будет по вере его.

Потому, когда журналисты издания СЕГОДНЯ.ua спросили пресс-секретаря владыки Панкратия Михаила Шишкова о старцах, тот лишь сказал: «Бог даст — увидим. Запланировать, как Валаам себя покажет, мало кому удавалось».

 

Табу. Есть и закрытые скиты.

 

В скиту Всех Святых — безмолвие.

 

ДЕНЬ МОНАХА

Скитов на Валааме 12. Более всего жизнь кипит в центре — «усадьбе» с центральными храмами и паломническими гостиницами. Там живет половина братии — около 50 монахов и послушников, остальные же распределены по ближним и дальним скитам. Дальними называются те, куда нужно плыть на лодке. Они же считаются более уединенными, молитвенными, со строгим уставом.

В Валаамском монастыре службы начинаются в 5 утра и в 5 вечера и длятся по 5 часов. Новичка сразу на скит не отправят. «Духовный опыт нужен, иначе гордыня и осуждение так накроет, что по водам без молитвы побежишь», — шутили монахи. Это означает, что послушник должен пройти сначала общежительный образ жизни в центральной усадьбе, а лишь после того, как духовно окрепнет, сможет по благословению духовника пойти на скит.

Есть скиты, закрытые для женщин, как, например, Всесвятский или Предтеченский. Дозвониться до скитских монахов, чтобы предупредить о встрече с журналистами, так же сложно, как и достучаться до Небес. Вот и получалось, что большинство наших встреч были, как мы думали, случайными. Это потом уже наш проводник Михаил процитировал Анатоля Франса: случай — псевдоним Бога, когда Он не хочет подписываться своим именем.

 

Даже животные тут особенные.

 

САМ СЕБЕ НАЧАЛЬНИК

Примером такой случайности для меня стал Коневский скит, где живет всего один монах, он же и скитоначальник. Вместо отца Арефы мы застали лишь толпу паломников в храме, прикладывающихся к Коневской иконе Божией матери. «Его сложно застать», — объяснил Михаил. Пока мы любовались озером и фотографировались на его фоне, наш сталкер поведал дивную историю о том, как здесь на берегу семь лет отшельничал игумен Дамаскин. Здесь ему иногда являлся бес с растрепанными волосами, выходящий из озера.

После того как Дамаскин принял дела обители, то запретил монахам вести отшельническую жизнь, потому что тяжелое это дело. Не каждый выдержит, а игумент ведь в ответе за всех. «Один старец молился о том, чтобы Бог ему показал мир невидимый, — пояснил Михаил. — И когда Бог ему на насколько секунд приоткрыл завесу, вокруг все кишело бесами, тот упал на колени и взмолился: «Боже, никогда мне больше этого не показывай!!»

«Одна барышня у нас искупалась в Игуменском озере, — рассказала нам одна экскурсовод. — Так ее как схватила судорога — еле довезли до Воскресенского скита, где батюшка отслужил молебен, ножки покропил. Только после этого судорога прошла».

Расстроились мы, что отца Арефу не застали, и поехали дальше. Через час, уже на другом скиту, Михаил вдруг тихо говорит: «Включай диктофон». Смотрим, у лоточка с квасом стоит сухонький монах с рюкзачком. «Отче, тут журналисты из Украины приехали, могли бы с ними пообщаться?» — говорит ему Михаил. Монах с улыбкой подошел к нам, благословил и говорит: «Как-то летчики одни сфотографировались у нашего озера, а потом смотрят на фото — над их головами в облачке морды разные, глаза, уши — все как у бесов полагается». «Ой, а мы тоже сфотографировались!» — испугалась я. «Нет, вас бесы, скорее всего, не тронут, а вот к ним пришли „поздороваться“, — с той же улыбкой ответил монах. — Бесы вообще вокруг моего дома ходят, но внутрь не заходят. Потому что в скиту у нас — прекрасный иконостас, сильные иконы. Бесы боятся лика Божией Матери. У вас тоже должны быть с собой иконочки — тогда бесы к вам не приблизятся. Знаете, например, почему монахам нельзя компьютером пользоваться? Взял я по молодости как-то компьютер, сначала один, потом с экраном побольше. Включаю, а оттуда писк такой, и бес сразу — ррраз на меня! Я давай в компьютере этом всякое разное искать. Я уже и не монах вовсе с этим „добром“. Что делать, это ж беда! Беру я два эти компьютера, закинул в Ладогу, — и все, снова нормальным монахом стал. Вымолил у Господа покаяние, а сейчас даже не тянет. Вот у кого компьютер как послушание — и тех бесы караулят, без молитвы им работать никак нельзя».

«Как вам не страшно на скиту одному?» — спрашиваю. «Страшно, особенно по ночам, — говорит скитоначальник. — Но Господь дал простое и сильное оружие против бесов — молитва „Господи помилуй!“, от которой те сразу врассыпную. Крутятся у храма, а зайти не могут, пока молитва живая есть. Второе оружие есть. Когда бесы только видят, что вы пальцы сложили, чтобы крестное знамение на себя положить, они сразу скорость увеличивают — рраз! — и нет их. Святые отцы говорят: кто с верой крест накладывает на себя, то из его пальцев огонь невидимый идет и бесов этих опаляет. Ну ладно, мой автобус пришел, пора».

 

На Святом. Скитоначальник и монах делятся мудростью.

 

Пещера. Здесь 11 лет молился преподобный Алескандр Свирский.

 

ХМЕЛЬНАЯ ВОДА

Заходя в Валаамскую бухту, паломники на катере первым делом видят скит св. Николая Чудотворца. Прежде сюда лишь по воде можно было добраться. Здесь была таможня, где суда проверяли на наличие алкоголя, табака и другой контрабанды. Но народ умудрялся провозить «зеленого змия», привязывали ящики ко дну лодок. Только бутылки часто разбивались, да и таможня тоже не дремлет. Потому монахи в шутку говорят, что у Никольского до сих пор вода хмельная, хоть таможни давно нет.

Благодаря советскому периоду к скиту подвели мосты. Здесь селили душевнобольных инвалидов, чтоб охранять было удобно — ведь по воде не убежишь. А мостики построили, чтобы врачи могли к ним ходить. Экскурсии в советское время туда не водили, просто корабликом паломников вокруг возили. Так там был один пациент забавный. Он ждал кораблик, выбегал на вершину горки, и грозил кулаком. Теперь на скиту множество паломников, действует храм Николая Чудотворца, можно приложиться к частице мощей святителя.

 

У озера. Тут иногда бесов видят.

 

Скитоначальник отец Арефа.

 

ДЕНЬ БЕЗМОЛВИЯ

На следующее утро мы узнали, что одной из коллег всю ночь в окошко стучали, спать не давали, она была уверена, что это бесы. Я даже расстроилась: почему ко мне не стучали?! Давай ее расспрашивать: как стучали, что говорили. Только у коллеги в глазах такой страх был, что я спрашивать перестала. (Ночью пожалела о своих словах. Потому что спать так и не смогла. Бесы не стучали, но я знала, что они возле меня и молилась со страху. Так я поняла, что на Валааме нужно всегда думать что говорить, и уж тем более что просить сгоряча).

В этот день мы хотели три скита посетить. Сначала решили «захватить» скит Во имя всех Святых. Михаил предупредил — женщинам на Всесвятский «входить не благословляется». Мало того! У закрытых ворот нас ждала табличка: «Сегодня в скиту день безмолвия. Скит закрыт для посетителей. Простите». Нам оставалось помечтать, чтобы себе на рабочий стол такую табличку поставить: «Сегодня у меня в отделе день безмолвия. Простите, главный редактор».

Что такое день безмолвия, нам рассказал монах следующего скита — Смоленского. «В этот день монахи сидят в кельях и молятся, — рассказал монах Викторин. — На Всесвятском хоть ворота есть — можно тогда день безмолвия устраивать. У нас такой радости нет — ворот нет, а туристы каждый день ходят. Потому с безмолвием пока не складывается». В Смоленском скиту есть особый чин — поминовение усопших во время Блокады. Монах вычитывает каждый день по 8 тысяч имен из книги жертв блокадного Ленинграда.

«Здесь прежде иеромонах Ефрем был, который с 1917 по 1940 год служил заупокойные литургии по жертвам Первой мировой войны, поминал до 8 тысяч имен в день! — рассказал монах. — В храме у него стояло два гроба — летний и зимний, в которых он спал. Хотел здесь упокоиться, но умер в 1947 году уже на Новом Валааме в Финляндии».

 

Скитоначальник. Вынес нам частицу мощей св. Николая.

 

Часовня. Валаамской иконы Божией Матери.

 

«НЕ ДУМАЙТЕ»

Когда же мы рассказали о том, что нашей коллеге всю ночь в окошко бесы стучали, монах не удивился: «Да тут часто бывает, молишься, а сзади вдруг железка упадет, либо постучат в окно или в дверь. Мне, как прибыл сюда, три месяца кто-то в келью стучался. Место такое, Валаам. Надо просто не обращать внимания».

— «А бесы всех пугают или впечатлительных?». — «Даже скитоначальника Ефрема бесы пугали! Как-то он слышит — карета подъехала к храму. Карета! Чтобы вы понимали — на Смоленский дорог не было — только по воде можно переправиться. Удивился батюшка, вышел и увидел следы от колес!!! Что делать? Стал молиться. Бесы огнем попаляются, но не подходят. А вот если не молиться, то сложнее».

— «Почему на Валааме стучат, а в миру не стучат?» — «Еще как стучат! Только в миру их столько, что на общем фоне не слышно. Отцы ведь говорили: в миру как в аду, а в монастыре — как в миру. Нынешний человек сейчас совершенно не владеет своим разумом. Вот вы можете не думать?». — «Нет». — «Вот! А надо бы научиться быть хозяином своего разума, не думать помыслами, а жить чистым сердцем. Тогда будет мир в душе».

 

Смоленский скит. До 1940 года эта территория была финской.

 

Чин. Каждый день здесь читают заупокойную за блокадников.

СЕГОДНЯ.ua

ЧЕМ ЖИВУТ ВАЛААМСКИЕ СТАРЦЫ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ (+ФОТО)


Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»