Ежи Устинович: «Будущее — за храмами для небольших общин»

Уровень архитектора зависит от уровня его духовности и силы его молитв. Архитектура — это его богословие

В апреле 2014 года в Белом зале Московского архитектурного института прошла выставка польского архитектора Ежи Устиновича «Храмы: в поисках смысла традиции». На ста планшетах представлены более 20-ти проектов храмов, которые уже построены или строятся в Польше и в Белоруссии. Самые известные из них — монастырь Благовещения в Супрасле, обитель святых Марфы и Марии на Святой горе Грабарке, храм Святой Троицы в Бельске Подляском.

Устинович живёт и работает в Приграничьи — польских областях на границе Западной и Восточной традиций, Польши, Белоруссии и Литвы. «Белосток — это приграничье, где тесно переплелись православные и католические традиции, — говорит Устинович, сам принадлежащий к Православной Церкви, — Поэтому в моих работах можно встретить мотивы разных культур». Среди проектов Устиновича есть храмы как вполне традиционных для православного зодчества форм, так и варианты адаптации бывших католических или евангелических церквей для православных богослужений, и новаторские проекты, ставшие возможными, благодаря современным технологиям строительства.

«Храмовое зодчество — это всегда вопрос поиска, вопрос, который каждая эпоха решает мучительно и по-своему, — говорит, открывая выставку, Сергей Чапнин, ответственный редактор „Журнала Московской Патриархии“ , один из организаторов выставки. — Нужно сказать, что мы задержались в этом поиске. Те 3000 храмов, которые, как говорит статистика, были построены в последнее двадцать лет в России, были скорее репликами, размышлением над тем, что уже было. И сегодня вопрос стоит так: что дальше? Какова традиция, которая будет развиваться? И одна из задач на пути этого поиска — посмотреть, что происходит в братских Поместных Церквах. Я полагаю, что эта выставка поможет увидеть новое направление, в котором мы сможем двигаться вместе».

«Храм всегда был главным делом для архитектора. Даже Алексей Щусев начинал с того, что создал десятки храмов, — сказал Дмитрий Швидковский, ректор МАРХИ. — К сожалению, традиция храмового зодчества в России была на долгое время порвана, растоптана и утеряна. Сегодня эта ситуация меняется, и нет такой архитектурной школы — а всего их в России более шестидесяти — где не делали бы храмов. Однако у современных архитекторов господствует стремление к копированию традиционных форм. А в то же время хотелось бы дополнять традиции церковного зодчества и новым церковным искусством. Это не значит, что храм не должен быть выдержан в рамках канонов. Но вместе с тем в его облик можно и нужно привносить что-то новое».

По словам Швидковского, таким новатором и можно назвать Устиновича: «В его работах можно увидеть и отголоски византийской традиции, и намеки на архитектуру Древней Руси, и линии европейской романтики, готики и барокко. Это органичное сочетание вековой каноничности и спокойного ненавязчивого новаторства — визитная карточка Ежи Устиновича».
«Как куратор программы 200 храмов в одном из округов Москвы могу сказать, что проектирование новых храмов — это большое мучение, — говорит настоятель храма Живоначальной Троицы при бывшей Черкасской богадельне протоиерей Андрей Юревич, профессиональный архитектор, — Очень важно то, что мы увидели сегодня, потому что нам нужно учиться! Без изучения огромного опыта церковной архитектуры во всех ее проявлениях невозможно создавать новые храмы».

Ежи Устинович, который сегодня возглавляет кафедру архитектуры Белостокского Политехнического института, говорит, что приехал в Россию не как учитель, но как ученик. Его поездка паломническая, это приобщение к опыту русского зодчества.

«Уровень архитектора зависит от уровня его духовности и силы его молитв. Архитектура — это его богословие. И здесь, на мой взгляд, не так важна форма — традиция это или новация, как важно то, что созданное — не ложь» — сказал он.

— Господин Устинович, а что вдохновляет лично вас? На какие образцы опираетесь вы?

— В работе я скорее опираюсь на символы, чем на какие-то образцы. В первую очередь, я думаю над тем, как передать богословский смысл архитектуры, а потом уже думаю о ее форме. Один из моих последних заказов — от православного священника из Бремена в Германии. Они купили пустующий католический храм. И он обратился с вопросом: как за небольшие деньги сделать православную церковь? Видно, что это евангелистический храм — там внутри нет иконописи, это совсем другой архитектурный стиль. И я предложил включить в этот интерьер отдельное пространство — апсиду, с православной иконописью. Не важно, что снаружи: знаками на стенах, иконографией можно показать, что это православный храм.

— Как бы вы охарактеризовали свой собственный стиль?

— Символические структуры — это главное. Я бы назвал это богословским стилем. Архитектура стен — это только для того, чтобы внутри сделать Новый Иерусалим, сделать пространство для иконографии, иконостаса, росписи на стенах. В некоторых храмах, которые я построил, исчезли стены. Все пространство там — это иконопись.

— Какой проект вы считаете для себя наиболее важным?

— Очень важный для меня проект — это часовня для иконографической школы. Он очень маленький: всего 4,5 на 4,5 метра, это такая маленькая комнатка, которая тем не менее получилась внутри очень монументальной. Маленькие храмы — вот что нам нужно.

— В этом вы видите будущее храмовой архитектуры?

— Да. Небольшие храмы для небольших общин — такие, например, как в Греции, как в других южных странах. Если священник тесно живет с небольшой общиной, этого храма хватит для жизни. Много в Польше сделано неправильно, потому что там грандиозные церкви, которые сегодня стоят пустыми. Люди больше не идут туда так, как шли несколько десятилетий назад. Общины локализуются.

— На ваш взгляд, как нужно сочетать традицию и новацию? Есть предел применения инноваций в храмовом зодчестве?

— По-моему, нельзя отличать традиции и инновации. История — это новация. Традиция — это «парадозис», то есть, сохранение сущности вероучения, христианского смысла и перенесение его в будущее. Ведь мы идем к Новому Иерусалиму — мы смотрим на рай, и хотя он был утрачен, наша цель двигаться в его направлении.

Фото: Ефим Эрихман

Михаил Боков

Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»