Главные благотворители — обыватели из маленького Шира

Нуждающимся помогают самые обыкновенные люди, мои и ваши знакомые

Чем дольше я работаю в сфере благотворительности, тем ближе и роднее мне становится образ толкиновского хоббита, полурослика из «хоббичьей норы», которому оказываются не страшны ни варги, ни гоблины, ни тролли, ни гигантские пауки, ни даже Темный Властелин.

Толкин создает мир Средиземья, где живут и умные люди, и прекрасные эльфы, и сильные гномы, но бросают в огонь кольцо не они. Мир Средиземья спасают хоббиты — недалекие обыватели, живущие в своем маленьким мирке — беззаботном Шире, отделенном от всего остального мира горами и рекой. Полурослики с утра до вечера варят пиво, курят трубки и едят иногда по шесть раз в день.

Ничто не характеризует этих существ так, как фраза из книги «Хоббит, или Туда и обратно»: «Мы простой мирный народ, приключений не жалуем. Бр-р-р, от них одно беспокойство и неприятности! Еще, чего доброго, пообедать из-за них опоздаешь!»

Почему же именно сейчас мне так хочется оказаться среди них? Возможно потому, что лишенные каких бы то ни было героических черт, именно эти существа делают самое главное — спасают мир от зла, готового его поглотить. Они самые обычные, такие, как мы, — слабые, ленивые, веселые, ценящие дружбу и домашний уют. Все свои хорошие поступки они совершают «случайно», не готовясь к этому специально, не планируя заранее.

Я около 10 лет так или иначе занимаюсь «просьбами о помощи». Я прекрасно помню первую просительницу, для которой мы собирали деньги. Это была женщина, выпавшая из окна 4 этажа, ее парализовало. Мы рассказали о ней в передаче на радиостанции «Радонеж», и люди откликнулись.

Тогда невозможно было представить, что можно перевести деньги, находясь в любой части света, через интернет в «два клика». Самые обычные люди, обыватели, можно сказать, те самые толкиновские хоббиты, везли через всю Москву конвертики с деньгами в Комиссию по церковной благотворительности и социальному служению.

Никто не проводил тогда социологических исследований, но по ощущению большая часть тех, кто привозил деньги — 50 рублей, 100 рублей — были тетушки-пенсионерки. Они отрывали от себя крохи и собирали медленно на подъемник неизвестной лежачей больной. Стояла московская зима — с морозами и оттепелями, снегопадами и редким солнцем.

По прошествии 10 лет оку Саурона продолжают противостоять хоббиты. Именно благодаря самым обычным людям, готовым перевести больному ребенку 500 рублей, мы набираем деньги на лечение, реабилитацию, на то, чтобы в доме у инвалидов было газовое отопление, а за лежачим инвалидом помогала ухаживать сиделка.

Иногда мне кажется, что у нас — тех, кто работает на сайте «Милосердие.ru» — очень тяжелая работа. Хотим мы того или нет, но приходится пропускать через себя всех, о ком мы рассказываем читателям — больных, бездомных, брошенных. Как редактор просьб я ежедневно заполняю таблицу просьб — отмечаю какая сейчас в работе, какую мы закрыли и т.д. Я пролистываю списки просителей каждый день и помню многих наизусть, по именам, а ведь их — сотни. И большинству вы смогли помочь. Именно этот факт примиряет всех нас с этой работой.

На прошлой неделе в понедельник мы опубликовали просьбу о сборе 40 тысяч на операцию мальчику, больному ДЦП. Сумма небольшая, но собрать ее надо было за три дня. Деньги были собраны за один день, а через три дня это было уже 400 тысяч! Люди переводили по 200, по 500, по 1000 рублей. Писали лично мне и моим коллегам и спрашивали как перевести деньги из-за границы, как воспользоваться такой-то платежной системой.

Это не были герои, которые готовы всех спасти, это были самые обыкновенные люди, мои и ваши знакомые.

В моем окружении не осталось ни одного человека, не вовлеченного в сферу благотворительности, — братья, сестры, бабушки, двоюродные, соседи. Кто-то участвует в сборе денег, кто-то помогает в хосписе, кто-то дает благотворительные концерты, кто-то организует ярмарки. Друзья, живущие за границей, регулярно привозят лекарства для раковых больных. А ведь все, кто меня окружают, — самые обычные люди. Не богатые, не известные, с проблемами, как у всех, даже с радостями самыми обыкновенными.

Вот приближаются праздники — Рождество, Новый год. Каждый из нас будет обустраивать несмотря на курс евро и прочие неприятности свою «хоббичью нору» — елку поставим, шарики повесим, лампочки зажжем. Многие купили уже подарки, посматривают новые рецепты в интернете, кино про Бильбо Бэггинса обязательно стоит в планах.

Давайте же не забудем и о тех, кому надо немного помочь, — деньгами или перепостом в соцсетях. Иногда нужно собрать совсем немного денег, чтобы ребенок поехал на лечение и в перспективе встал на ноги. А иногда, наоборот, мы собираем деньги на достойную смерть, например, на аппарат ИВЛ, который облегчает жизнь в последние недели.

Но не только тем, о ком написаны тексты, нужна помощь. Давайте посмотрим вокруг себя. Иногда помощь — это позвать на чай многодетную маму, которая привыкла, что постоянно должна что-то делать для домочадцев, а тут она в гостях, и за ней ухаживают, и она может просто отдохнуть. Простое человеческое внимание — это самое ценное, что бывает в жизни.

Когда год назад умирал мой близкий родственник, большим утешением для меня были мандарины в хосписе. Не потому что я не могу себе их позволить. Просто обо мне позаботились, обо мне подумали, мне сделали приятное, мне сказали, что я не одна. Вот такие мандарины — это по-хоббитски. Это все равно что сказать — «Жизнь продолжается несмотря ни на что!»

Анастасия Отрощенко

Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»