Контракт на помощь: что должен понимать проситель, который обращается в фонд

Любой социальный контакт совершается по определённым правилам, а контакт без соблюдения правил — это конфликт. Это касается и благотворительности в том числе

Особенно вероятен конфликт в ситуации эмоционального накала, когда горе или гнев отключают способность трезво оценить обстановку и понять, что вокруг не идиоты, не враги и не бездушные бюрократы, а просто люди иного подхода к делу, у которых другие правила — хотя могут быть общие с вами цели.

Ситуация, когда человек просит о помощи, относится именно к таким: просителю бывает настолько плохо, что он и говорить-то не может внятно, не то, что спокойно ответить на заданные вопросы. Тем более сложно, если проситель относится к тому пласту общества, в котором о благотворительности либо бытуют странные представления, либо сама идея пойти и что-то попросить представляется дикой, последним шагом полностью отчаявшегося человека. Пятая часть населения страны так или иначе связана с социальной стратой, первые три заповеди которой — «Не верь, не бойся, не проси».

Все это не может не порождать сложностей.

Я помню человека, который звонил в фонд и просил помощи для своей дочери, начиная разговор со слов «я понимаю, что для вас это просто бизнес, я не лох, но я готов поделиться». Помню женщину, которая, когда ей отказали в погашении её кредита, стала бормотать какую-то околесицу, а потом гордо сказала, что она нас прокляла и теперь у нас, пока она не снимет заклятие, будут умирать дети. Помню тех, кто предлагал собирать средства тайно, не выставляя фотографий, не называя имен и не рассказывая в чем проблема.

Иногда звонят люди, которые тратят по десять минут в начале разговора на извинения, а потом еще пятнадцать — на описание своего сверхбедственного положения — никак при этом не формулируя, в чем же, собственно, им нужна помощь. Бывают другие, которые начинают рассказывать, как они здорово когда-то помогали другим, словно мы теперь обязаны вернуть им мистические долги. Одна семья на середине сбора внезапно исчезла и год (!) не выходила на контакт. Регулярны конфликты на тему использования средств, которые «не понадобились» — часто оказывается на их использование у фонда и у просителей разные планы. И так далее.

В общем, дальше будет краткая рекомендация — как правильно просить помощи у организаций, так, чтобы и помощь получить, и людей не обижать.

Сразу оговорюсь: то, что рассказано ниже, не вполне относится к обращению за помощью к частному лицу. Частные лица имеют каждое свои правила и своё понимание обязательств и условий, при которых можно или нельзя оказывать помощь. Поэтому ответ на вопрос «как правильно просить у частного лица» лежит скорее в области психологии этого лица и написать тут более-менее общую рекомендацию достаточно сложно.

Зато организации работают достаточно стандартно.

И первое, что стоит сделать еще до обращения в тот или иной фонд, это уточнить — чем он, собственно, занимается, а чем не занимается. У фондов есть специализация, и нет ни одного фонда, который занимался бы всем на свете. В фонд «Детские сердца», который оплачивает исключительно лечение, связанно с врожденным пороком сердца у детей, регулярно звонят взрослые люди и просят помощи в лечение онкологических заболеваний. И очень расстраиваются, когда им говорят, что здесь, к сожалению, им не могут помочь.

Поберегите свои нервы и чужое время — найдите профильный фонд, и обращайтесь туда.

Почти у каждого фонда есть сайт, где, как правило, о его специализации подробно написано. Выясните про каждую организацию, с которой планируете контактировать — какие у нее ограничения на оказание помощи. Может ли она помочь именно такому человеку, занимается ли она именно той проблемой, с которой вы хотите обратиться. Поймите, в большинстве случаев мы отказываем не от жадности и лени, а потому что действительно не можем помочь.

Теперь непосредственно об обращении в фонд. Первое, что нужно сделать — это отложить эмоции в сторону. Запомните, что слезы и горестные вздохи вам не помогут, а скорее помешают. Сочувствие они, может быть, и вызовут, но вместо поиска способа решить проблему вы потратите время на объяснения, успокоения, разговоры на посторонние темы и так далее. Хотите сочувствия — идите к друзьям, к психологу, к хорошему священнику, к товарищу по несчастью. Фонд всё-таки не для сочувствия, а для дела. Старайтесь говорить о том, что можно и нужно сделать, как и почему, а не о том, что вы чувствуете.

Кроме того, отложите в сторону не только эмоции, но и предрассудки. Не пытайтесь сотрудников фонда подкупить, не старайтесь им понравиться рассказами о былых заслугах или впечатлить былой роскошью. Нас это всё не очень интересует, ибо мы на работе, и наша деятельность во многом определяется инструкциями, а не личным отношением. Вы можете нам быть симпатичны или нет, мы поможем или откажем не в силу этих причин. Довольно простой вежливости и приветливости: рассыпаясь в похвалах или общаясь на языке приказов (и такое бывает) вы опять же вносите в процесс только сумятицу.

Да, и учитывайте, что наше начальство — это в самом лучшем случае непосредственно директор фонда. Выше жаловаться на отказ в помощи просто некому. Мы помогаем по доброй воле, а не по обязанности. Поэтому угрожать сотрудникам фонда прокуратурой, письмами президенту или жалобами в Министерство здравоохранения бессмысленно.

Вторая крайне важная рекомендация: определитесь, что вам нужно. Просьбы типа «Так пить хочется, что есть нечего, аж переночевать негде» — бессмысленны, и не потому что очень масштабны, а в силу своей технической неисполнимости. Если у вас есть проблема — проблема должна иметь чёткое описание. Если у вас несколько проблем — то несколько описаний.

Если у Вас в голове есть некие пути решения этих проблем — они также должны быть озвучены. Фонды не помогают, как правило, в ситуации, когда «вообще очень трудная жизнь». Фонды берутся за нечто конкретное — купить лекарство, оплатить лечение. И если проблему можно решить деньгами — нужно выяснить заранее, какая именно сумма поможет и куда её нужно будет выплатить, и может ли фонд выплачивать именно так — например, не все фонды переводят средства за границу или на личные счета.

Далее. Ваша проблема должна быть не только конкретно описана, но и документально подтверждена. Простите, но мы вынуждены именно в этом быть бюрократами, ибо распоряжаемся не своими, а пожертвованными деньгами. Поэтому, если вы приходите просить помощи в медицинской проблеме — приносите по возможности свежие медицинские документы, из которых явно следует, что болезнь действительно есть, и что рекомендовано определенное лечение. А также лучше заранее разузнать сколько потребуется денег и в каком учреждении здравоохранения вам могут помочь.

Если вам нужна помощь в решении не медицинской, а иной проблемы, то постарайтесь также её подтвердить документами. Если это ремонт — сделайте фото ремонтируемой постройки, подготовьте хотя бы приблизительную смету. Если вас настиг пожар — пусть будет справка о пожаре. Если у вас много детей инее хватает средств их обеспечить — принесите копию удостоверения многодетной семьи. В любом случае не помешают справки о доходах. Вообще, чем больше документов — тем лучше.

А также, чем в большем они порядке — тем быстрее мы в них разберемся и тем быстрее сможем перейти к следующему этапу работы.

Обращение в фонд должно сдержать следующие пункты:

— кто вы, прежде всего по отношению к тому, кому нужна помощь — волонтер, мама, опекун, сам пострадавший;

— в чем состоит проблема и чем подтверждается её наличие и масштаб;

— как возможно с помощью фонда эту проблему, на ваш взгляд, решить (деньгами и сколько их нужно, письмом с обращением и на чье имя и так далее);

Крайне желательно, обращаясь в фонд, выяснить — как именно будут использованы собранные средства. Некоторые фонды забирают часть денег себе, на что имеют право по закону, и хорошо бы, чтобы это не оказалось для вас сюрпризом. Также стоит подумать и заранее выяснить — а что будет, если средств соберется слишком много, или они вообще не понадобятся? У большинства организаций на этот случай разработаны определенные правила и лучше просто заранее выяснить, каковы они.

Также просто полностью прочитайте просьбу о помощи или договор, которые вы подписываете, когда договариваетесь с фондом о совместной работе. Большая часть условий вашего сотрудничества прописана там.

Что еще важно учитывать, обращаясь в фонд: если фонд будет проводить открытый сбор средств, то информация о вас и вашей проблеме станет публичной. Да, некоторые фонды скрывают фамилии подопечных, но далеко не все, а суть проблемы при гласном сборе рассказывается почти всегда. Также почти неизбежны фотографии, выставленные на всеобщее обозрение. Простите, но если бы мы могли обойтись без этого — несомненно обошлись бы.

Крайне важным «условием контракта» между фондом и просителем является честность и открытость. Фонд берет на себя обязательства приложить имеющиеся в его распоряжении силы и средства для того, чтобы решить вашу проблему — вы же, со своей стороны, обязуетесь предоставлять информацию о проблеме, причем информацию своевременную. Если в ходе сбора вам лично подарили средства на решение проблемы — вы обязаны сообщить в фонд. Если вы открыли параллельный сбор средств — вы опять же не должны об этом молчать, ибо это и глупо (раскроют — останетесь без ничего) и просто непорядочно.

Другое, крайне важное условие — конфиденциальность информации, полученной из фонда. Если вам говорят, что для вас по каким-то причинам делают из общих правил исключение — не стоит бежать и трубить об этом всем на свете. Если, например, по причине какой-то особо сложной ситуации фонд оплачивает решение вашей проблемы из резервов, не ожидая полного сбора средств — не нужно секретничать с подругами, что «да у них там куча денег без дела лежит». Это не приведет к тому, что мы поможем большему количеству людей, а скорее наоборот — что мы перестанем «входить в положение» и нарушать собственные правила.

Есть и другие вполне понятные требования: например, не пропадать из виду или не менять внезапно стратегию решения проблемы.

Президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин

«Контракт» между фондом и просителем подразумевает, что фонд берется за помощь, проситель же в качестве ответного шага обязуется соблюдать условия, которые ставит фонд: предоставлять информацию по запросу, подчиняться неизбежной публичности и не мешать работе лишними эмоциями. Фонд — это, по большому счету, просто предприятие сферы обслуживания. Нам же самим проще, когда к нам относятся не как к храму, кабинету психолога, приемной министра или волшебной палочке. Мы работаем. Давайте работать вместе.

Владимир Берхин

Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»