Крест без Христа вынести невозможно

Как живет православный приход при Национальном институте рака в Киеве. Рассказы настоятеля и волонтера о буднях онкологического отделения.

Как появился наш приход

Все началось в 2003 году. Медики и пациенты Института рака обратились в Митрополию и Минздрав с просьбой открыть храм. Людей услышали и меня отправили служить на новый приход. Хотя, наверное, слишком громко сказано — приход. Четыре года мы служили в комнате площадью 16 кв. м. Там был установлен престол, смонтирован небольшой иконостас, в помещении могли находиться всего несколько молящихся и хор.

В комнатке мы совершали только Литургию, а основная наша деятельность практически с первых дней развивалась за пределами храма. Я ходил с Чашей, причащал больных детишек, причащал взрослых. Со временем дирекция института разрешила нам служить в более просторном помещении. Так и вырос приход. Сейчас он объединяет множество людей, которые, можно сказать, «прикипели» к храму, вросли в него. Некоторые даже ездят сюда с других концов города. 

Служение — превыше всего

Практически сразу мы поняли, что должны помогать больным каким‑то более организованным способом. Началось с того, что мамы пациентов забили тревогу — детям нужно было делать переливание крови, а доноров не хватало. Мы давали объявления, открыли сайт храма, публиковали просьбы о помощи.

На первых порах я сам искал доноров, спонсоров, но со временем стал «захлебываться» и из священника превратился в администратора и менеджера. А совмещать эти функции очень нелегко. Из сложной ситуации Господь вывел чудом — у нас появились волонтеры. Это Саша Брусиловский, Максим Костенко, Надежда Попко и многие другие. Они полностью взяли на себя поиск спонсоров и доноров. Со временем Саша, который является специалистом в сфере информационных технологий, решил сделать отдельный сайт для поиска доноров. Так был создан портал donor.org.ua.

Со временем появилось несколько благотворительных фондов, которые собирают деньги на лечение больных. С представителями этих фондов мы общаемся постоянно. Вот так из небольшого кружка энтузиастов мы выросли до уровня группы профессиональных волонтеров, которые все свои душевные и телесные силы отдают на то, чтобы облегчить жизнь маленьким пациентам с онкологическими заболеваниями.

Главное — принять

Так сложилось, что большинство пациентов — из «проблемных семей». Или это дети, которых бросили отцы, или их семьи на грани распада. Бывают, конечно, пациенты из нормальных семей. Случается и так: когда родители узнают, что у ребенка онкология, кто‑то из родителей «сдается». Чаще, к сожалению, уходят мужчины. 

Как правило, просьбы о помощи удается выполнить. Но рак — это все‑таки страшная болезнь, от нее умирают. Мне приходится говорить с людьми о смерти. О смерти их самих или их близких. Глядя на тех пациентов или их родителей, с которыми я общаюсь, я лишний раз убеждаюсь: если Бог дает крест, то дает и силы его нести. Это всегда видно и всегда чувствуется. Я больше говорю не о смерти, а о том, как ее преодолеть. О бессмертии, о загробной участи, о Царствии небесном и путях его достижения. О том, что человек на собственном опыте может соприкоснуться с этой реальностью. 

Люди по‑разному реагируют — кто‑то закрывается, кто‑то проклинает, кто‑то со временем принимает. Но далеко не каждый готов к новости о том, что ему осталось жить недолго. Нужно готовить человека к принятию близкого конца. Иначе он может войти в сильную депрессию. Ни в коем случае нельзя молчать. Важно не бояться сказать пациенту правду о смерти. 

Близость смерти многих очень меняет. Однажды в больницу приехал хулиганистый молодой человек, привез на лечение своего сына. За время болезни ребенка мужчина стал другим. Это превращение сравнимо с обращением апостола Павла, который из гонителя сделался последователем Христа. Человек понял, что в его жизни что‑то не так. Сейчас его готовят к рукоположению в священники. У сына — ремиссия, ему значительно лучше. 

Бывают и случаи полного исцеления. Одна семья много молилась о своем ребенке, его регулярно причащали, а когда ему стало легче, поехали с ним в паломничество в Почаевский монастырь. Когда вернулись, оказалось, что дитя здорово. В знак благодарности эти люди подарили нашему храму копию Почаевской иконы Божьей Матери, она висит сейчас над царскими вратами. Врачи признают, что у ребенка длительная ремиссия. 

Будни онкологической клиники

Как у нас проходит неделя? Каждый понедельник мы с волонтерами движения «Молодость не равнодушна» собираемся в так называемом «пансионате». Это специальное отделение, где больные дети отдыхают после операций или химиотерапии. Волонтеры играют с детьми, а я беседую с родителями. О тех вещах — о смысле жизни, о понимании болезни в Православии, об унынии. 

Иногда родители прямо спрашивают: за что страдает мой ребенок? Ведь он ни в чем не виноват. На этот вопрос нет прямого ответа. Промысел Божий бесконечен, понять его трудно. Если мы именно в этот момент будем пытаться его объяснить, мы обязательно ошибемся. Я не оракул, чтобы отвечать на вопрос: «За что?» Могу предложить людям задуматься над вопросом: «Для чего?» Как может измениться жизнь человека из‑за этой болезни? 

Есть такие родители, которые сами подошли к важной черте. Они говорят: смерть ребенка — это не самое страшное, что может с ним случиться. И здесь задача священника — утешить и дать силы для несения креста. Сделать так, чтобы человек искал помощи Божьей. Потому что крест без Христа поднять невозможно. Главная задача — показать, что болезнь — это путь к Царствию небесному. И от родителей многое зависит. Бог желает человеку спасения, Он создал человека для блага и счастья. Выходит, что такие болезни — один из путей, которыми Он нас ведет к этому благу. 

Вот на эти темы мы и размышляем с родителями. Это может выглядеть жестоко, но когда вы ведете ребенка к зубному врачу, вы делаете это из любви, а ребенок может думать, что над ним издеваются. Точно так же, если мы слушаем Бога, поступаем по Его воле, тогда нам благо будет, тогда и мы увидим смысл в наших страданиях. В среду у нас в храме акафист, а по пятницам мы возим пациентов в паломничество по киевским святыням. Это получается не всегда, потому как состояние у больных не стабильное. Деньги на поездки всегда каким‑то чудесным образом находятся. Выезжаем около 17:00, возвращаемся к 20:00. Стараемся не задерживаться, поскольку онкология очень изматывает человека и практически все наши подопечные слабы физически. В этих поездках я всегда сопровождаю ребят. В субботу мы с Сашей Брусиловским идем в детское отделение — причащать детей. Там обычно лежит около пятидесяти ребят.

Самое главное...

То, что я оказался здесь, где скорбь и болезнь ходят по пятам, где люди особенно нуждаются в утешении, — это особый Промысел Божий. Помню, перед рукоположением я мечтал о том, чтобы служить там, где священник нужнее всего. Так и оказалось. 

***

Максим Костенко, один из основателей движения «Молодость не равнодушна»


Я познакомился с отцом Евгением 15 февраля 2006 года на собрании православной молодежи в Киево-Печерской Лавре. На том собрании прозвучал доклад батюшки о проблемах детского отделения столичного Института рака. 

Батюшка поведал о том, как тяжело маленьким пациентам самостоятельно бороться с болезнью, с какой благодарностью они реагируют на малейшее проявление внимания и душевного тепла, как сильно они нуждаются в духовной и дружеской поддержке. Было видно, что для него это не просто слова, что он живет этими проблемами и прилагает все усилия для их решения. Позже я узнал, что о. Евгений практически в одиночку, не имея никаких особых ресурсов, искал доноров крови, закупал лекарства, искал спонсоров для тех, кто нуждался в дорогостоящих операциях, и, конечно же, духовно окормлял больных. Он буквально растворился в своем служении. 

Для многих батюшка стал родным. Я помню, как ждали его прихода маленькие пациенты и как они радовались, когда он входил в палату. Настроение детей разделяли и взрослые. Мне неоднократно в беседах с ними приходилось слышать, что о. Евгений своим примером и своей верой многих родителей больных детей привел к Богу. 

Что поразило лично меня? На первых порах знакомства, наверное, то, что батюшка добровольно выбрал себе этот крест, согласившись служить при Национальном институте рака. И вопрос не в том, что он начинал практически с нуля, с ничтожной материальной базы. Главное — о. Евгений не побоялся взять на себя страшный груз боли, отчаяния и уныния, которые так часто били через край в палатах детского отделения. Он пошел туда, где реально был нужен пастырь, где шла страшная ежесекундная борьба за жизнь и душу человека. 

В дальнейшем меня уже поразил он сам, его твердая вера и стойкость. Мы, волонтеры, «эмоционально сгораем», долго не можем отойти после смертей многих наших друзей из отделения, часто ощущаем упадок сил и опустошенность. О. Евгений в такие моменты начинает, наоборот, еще больше молиться и с удвоенной энергией помогать, помогать, помогать... 

Он всегда отдает себя тем, кто нуждается в поддержке, выслушивая все их беды, сомнения, горести. Сколько раз я видел его уставшим и выбившимся из сил, но стоит кому‑то попросить о помощи, и батюшка, забывая о себе, идет на этот зов. 

Очень часто о. Евгению звонили из регионов и умоляли приехать. Дети, которых уже нельзя было вылечить, которых отправляли домой, просили, чтобы батюшка их навестил, поговорил с ними и причастил. И сколько же раз старенький «Жигуль» батюшки выезжал из Киева и ехал в разные области нашей страны... 

О. Евгений является для меня наглядным примером того, каким должен быть настоящий пастырь и настоящий христианин. Своим поведением батюшка во многом когда‑то определил и мой жизненный путь, позволив сделать последние важные шаги к православной вере. 

Мне очень хочется, чтобы у него в жизни было много хорошего. Чтобы был построен добротный храм на территории Института рака и о. Евгений мог оказывать помощь еще большему числу людей. Чтобы у него и его большой семьи наконец‑то появился свой дом, где они могли бы жить в мире и согласии... 

Но больше всего я хочу, чтобы батюшка всегда чувствовал поддержку со стороны всех неравнодушных к его служению людей. Он заслуживает ее как никто другой.


Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»