Патриотизм и служение Христу: два этажа жизни Святителя Николая Японского

Архиепископ Японский Николай, в миру Иван Дмитриевич Касаткин, является создателем и первоиерархом Церкви Христовой в Японии. Выдающийся миссионер ХIХ века был причислен к лику святых.

8 лет понадобилось святителю Николаю, чтобы изучить язык и культуру страны Восходящего Солнца. 8 лет ушло на то, чтобы достучаться до сердец простых японцев, которые изначально были более чем враждебно настроены по отношению к иностранному проповеднику и чужой для них религии. Достаточно вспомнить, что во времена служения Святителя Николая, проповедь христианства в Японии запрещалась под страхом смертной казни.

«Тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи», - вспоминал Святитель Николай.

Ему удалось сделал фактически невозможное –равноапостольные труды Святителя Николая принесли богатый плод. Профессор Йокогамского государственного университета Наганава Мицуо пишет: «Он оставил потомкам собор, 8 храмов, 175 церквей, 276 приходов, вырастил одного епископа, 34 иереев, 8 диаконов, 115 проповедников. Общее число православных верующих достигло 34 110 человек».

Что позволило ему добиться таких успехов в созидании Церкви Христовой?

Святителю Николаю удалось сформировать подлинно национальный характер Японской Церкви. Это дало возможность ей достойно перенести такое тяжелое испытание, как русско-японская война. Святитель Николай по просьбе своей паствы остался в Японии. Им было составлено «Окружное письмо», в котором он обращался к японским христианам для успокоения встревоженной Церкви.

Окружное письмо Святителя Николая

«Итак, братия и сестры, исполните все, что требует от вас в этих обстоятельствах долг верноподданных. Молитесь Богу, чтоб Он даровал победы вашему Императорскому войску… кому придется идти в сражения, не щадя своей жизни сражайтесь, не из ненависти к врагу, а из любви к вашим соотичам, помня слова Спасителя: «Нет больше той любви, если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоан. 15, 3). Словом, делайте все, что требует от вас любовь к отечеству… Но, кроме земного отечества, у нас есть еще Отечество небесное. К нему принадлежат люди без различия народностей… Это Отечество наше есть Церковь, которой мы одинаково члены, и по которой дети Отца небесного, действительно, составляют одну семью. Поэтому-то я и не разлучаюсь с вами, братья и сестры, и остаюсь в вашей семье, как в своей семье. И будем исполнять вместе наш долг относительно нашего небесного отечества, какой кому надлежит.

Я буду, как всегда, молиться за Церковь, заниматься церковными делами, переводить богослужение; вы, священники, пасите порученное вам от Бога словесное ваше стадо; вы, проповедники, ревностно проповедуйте Евангелие… Все же вместе будем горячо молиться, чтобы Господь поскорее восстановил нарушенный мир. Да поможет нам во всем этом Господь!»

Терзания Святителя Николая

Ошибочно считать, что подобная мудрость легко давалась Святителю Николаю. Будучи патриотом своего Отечества, переживая за его победы и поражения в войне, он видел и признавал противоположные устремления японцев, которые болели за свою страну. Все время Святитель Николай не прекращал обращаться к Богу с просьбами о его вразумлении.

Об этом свидетельствуют слова из дневника Святителя:

«Пала грусть-тоска глубокая

 На кручинную головушку;

 Мучит душу мука смертная,

 Вон из тела душа просится.

… Надо найти такую точку зрения, ставши на которую можно восстановить равновесие духа и спокойно делать своё дело. Что в самом деле я терзаюсь, коли ровно ни на волос не могу этим помочь никому ни в чём, а своему делу могу повредить, отняв у него бодрость духа. Я здесь… служитель Христа. Все и должны видеть во мне последнего. А служителю Христа подобает быть всегда радостным, бодрым, спокойным, потому что дело Христа — … прямо, честно, крепко, истинно, не к поношению, а к доброму концу приведёт, — Сам Христос ведь невидимо заведует им и направляет его. Так и я должен смотреть на себя и не допускать себе уныния и расслабления духа».

Любовь к отечеству и любовь к Богу - два этажа в жизни Святителя

«В двухэтажном доме я теперь живу. В верхнем этаже мы все дети Отца Небесного; там нет ни японцев, ни русских. Большею частью я и стараюсь быть там; японцы тоже подлаживаются ко мне, быть может, только наружно; но и это ладно, и за такт их им спасибо! Занимаемся мы вместе христианскими делами по Церкви, переводом, книгопечатанием, даже христианской помощью военнопленным или японским раненым, — всё это как подобает детям Единого Отца Небесного, — в единодушии и любви, легко и радостно. Но иногда гнетением обстоятельств душа спускается вниз, в нижний этаж, где уже я остаюсь один, без японцев, которые, вероятно, ещё чаще меня спускаются в свой нижний этаж, куда я не вхож; один-одинёшенек, так как ни единого русского, с кем бы разделить душу, вместе посетовать и разжидить тем горе. Таков вот сегодняшний день был. Бегом-бегом по лестнице нужно удирать в верхний этаж, чтоб не давило, не гнело, не душило горе! Верхнего этажа ведь я обитатель и должен быть».

Несмотря на все горести миссионерской работы в такое непростое и противоречивое время как война, Святитель Николай всегда оставался в первую очередь служителем Церкви Христовой. Это позволило ему всегда быть в мире и любви с людьми, чьи взгляды не всегда совпадали с его собственными. Святитель Николай может стать для каждого из нас примером, как должен вести себя христианин во времена великих испытаний и тревог.

Рисунки Артема Безменова


Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»