Приход – это не храм, это люди

Я хотел организовать работу прихода так, чтобы вокруг храма была жизнь

Что может сделать священник, чтобы его приход превратился в настоящую общину? Важно выбрать помощников, поддерживать инициативы прихожан и обязательно участвовать в них самому, говорит зам. управляющего делами Московской Патриархии архимандрит Савва (Тутунов), настоятель храма пророка Божия Илии в Черкизове.

— Храм Илии Пророка — ваш первый приход в качестве настоятеля? На что вы ориентируетесь в приходской работе?

— В качестве настоятеля — да, первый. Для меня было очень важно сформировать приход как общину. Община — от слова «общение»: я хотел организовать работу прихода так, чтобы люди могли общаться, чтобы вокруг храма была жизнь.

У меня было некоторое представление об организации зарубежных общин, вынесенное еще из детства (я вырос во Франции), но зарубежные приходы все-таки другие, как правило, они гораздо меньше.

Поэтому, когда 30 декабря 2011 г. я был назначен настоятелем Илиинского прихода, то за основу решил взять, как это ни покажется странным тем, кто всегда критикует официоз, документы, утвержденные священноначалием, в частности, касающиеся работы с молодежью, работы в области катехизации, социальной работы.

На мой взгляд, одна из важных задач, которую необходимо решить, прежде чем развивать приходскую жизнь — это правильный подбор помощников. После того, как приходские сотрудники по каждому направлению были подобраны, это сразу дало плоды.

Скажем, благодаря деятельности социального работника храма приходу удается помогать неимущим прихожанам с лекарствами, вещами и бытовой техникой. Подобрались волонтеры, которые возят в церковь на богослужения стариков, которым трудно самостоятельно передвигаться. Наша сотрудница принимает всех, кто обращается в Илиинский приход за помощью. При этом церковные средства тратятся тщательно. Нередки случаи отказа, когда обнаруживаются лукавые намерения мошенников. Мы окормляем несколько социальных учреждений. Приходскую социальную деятельность регулирует моя помощница, активная прихожанка, пожелавшая трудиться в Церкви. Ей удается собрать вокруг себя других прихожан-добровольцев. Их у нас уже больше десяти человек, все они разного возраста и социального статуса.

Сейчас я вижу, что существенно возрос и состав нашей молодежной группы, и это во многом результат работы моей помощницы по молодежной деятельности. Еще при предыдущем настоятеле — нынешнем епископе Брянском Александре — возник молодежный хор, который поет на всех ранних Литургиях по воскресным дням и двунадесятым праздникам. Они бывают на приходе четыре-пять раз в неделю, это такой «актив». Постепенно этот хор стал расти, народ стал включаться в другие дела. К Рождеству Христову ребята решили собрать подарки для пожилых прихожан. Каждый, кто хотел, сам покупал продукты, предметы личной гигиены, формировал пакеты. А потом они все вместе разнесли подарки тем, кто в праздник не смог прийти в храм. Тем прихожанам, кто был на Рождественской службе, ребята вручили наборы в храме, а потом устроили для всех чаепитие.

Другой пример: в июне инициативная группа предложила прихожанам выйти на очистку берегов бывшего архиерейского пруда от мусора. Собралось около 20 человек, не менее половины из них были молодые люди из «Илиинского светоча» — нашего молодежного объединения.

То же самое с просветительской сферой. Системную катехизацию мы начали где-то с сентября прошлого года и сначала немного опасались, что будет спад в количестве крещаемых. В итоге, если какой-то статистический спад и был, то ситуация быстро выровнялась. Сейчас, когда наш приходской катехизатор проводит беседы, приходит по 20-30 человек. Люди, в общем-то, и сами не против: оказывается, в церкви можно узнать что-то интересное, подойти к делу осознанно, а не просто «прийти покрестить».

Мы все — и приходской совет, и мои помощники — стараемся, чтобы приход был активным. Это достигается в том числе тем, что настоятель во все вовлекается. Не в том смысле, что я все организовываю, но в том, что участвую в большинстве мероприятий. Например, в первые полгода моего пребывания на приходе наши прихожане отправились на экскурсию «Москва купеческая» — трехчасовую пешую прогулку, во время которой экскурсовод рассказывал, как жили купцы. Я пошел с ними вместе. Тогда мы еще были не очень знакомы, гуляли по Москве и заодно знакомились. Многие удивлялись: батюшка, вы пешком ходите?! (смеется). Потом мы вместе сходили на фестиваль исторической реконструкции в Коломенском. Само по себе это хорошо: люди увидели, что священник рядом с ними, а не просто что-то организовал — и отошел в сторону.

В канун празднования памяти святых Петра и Февронии, мы провели приходской праздник, посвященный семье, возле архиерейского пруда в Черкизове. Я, человек хотя и не семейный, тоже пришел, пообщался с прихожанами постарше и помоложе, поиграл в бадминтон с одной нашей маленькой прихожанкой, мяч погонял с ребятами. Мы очень весело провели время. Вместе.

Постепенно окружающие молодые люди стали видеть, что в храм ходят не какие-то затворники, которые сидят взаперти и молятся по четкам, не монахи, а обычные их сверстники. Стали приводить друзей, однокурсников. Струю активности привнес и новый правый хор — несколько весьма активных молодых людей, которые стали вовлекаться в жизнь «молодежки». Недавно был молодежный ночной велопоход по Москве. Вот в нем я уже точно не участвовал (улыбается). Он объединил и тех, кто в Церкви давно, и тех, кто делает только первые шаги. Это естественный процесс: если жизнь течет, то она привлекает к себе жизнь.

Мы стали устраивать чаепития после каждой службы. Это не мы придумали, такая традиция давно существует в храме Святой Троицы в Хорошево у владыки Марка (архиепископа Егорьевского Марка (Головкова) — ред.) — он уже многие годы после каждой службы сам ходит и всем разливает чай из самовара. Традиция чудесная, которая приносит много радости и дает возможность всем нам быть одним целым. Приход — это ведь не храм, это люди. Чаепития и остальные внебогослужебные мероприятия позволяют каждому из нас раскрыться, почувствовать, что ты не одинок, что ты кому-то нужен. Если бы всего этого не было, был бы не приход, а так, собрание шапочно знакомых людей.

Ну, а самое главное, конечно, это богослужебная жизнь. Я еще статистику внимательно не изучал, но количество причастников выросло. Это моя целенаправленная «политика»: я об этом очень часто говорю на проповеди, и когда исповедую, тоже призываю людей регулярно причащаться. Это основа жизни любого прихода.

Когда священник читает молитву перед Причащением, мы стали поднимать плакат с ее словами (и этот пример я тоже взял из другого прихода). Раньше три-пять человек начинали читать — и тут же замолкали: то ли слова забывали, то ли стеснялись. А теперь многие вместе читают. Это очень важно, у людей появилось чувство, что они вместе готовятся к Причастию.

И еще важное направление — информационная деятельность: мы переделали сайт, стали газету выпускать, новый миссионер-катехизатор каждую неделю вывешивает на стенде ту или иную проповедь Святейшего, или что-то из святителя Феофана Затворника; вот на праздник святых апостолов Петра и Павла подготовили информацию об апостолах. Сейчас хотим выйти на районные газеты: все-таки приход — это не только люди, которые ходят к нам в храм, но и все поблизости живущие, и до их сердца что-то тоже надо доносить.

— Сначала Вам наверняка приходилось чаще проявлять инициативу самому, чтобы что-то организовать или сделать. А сейчас?

— Вначале, конечно, очень много было моей инициативы и тех сотрудников, которых я привел из Управления делами Московской Патриархии и которые, помимо того что они мои сотрудники, еще и мои друзья. А сейчас уже иначе. Взять тот же праздник семьи 7 июля: идею подала прихожанка, которая активно участвует в жизни молодежной группы, и реализовано все было полностью их силами. Мы дали немного денег только на продукты и на ракетки для бадминтона. Единственным моим предложением было приурочить эти приходские гуляния к Дню семьи и верности.

Еще одна инициатива наших прихожан — приходское консультирование. Одна наша молодая женщина, Ирина, увидела в отделе религиозного образования и катехизации брошюру о приходском консультировании, ей понравилось, она пришла ко мне и говорит: давайте организуем. И мы попробовали. В первый раз организовали такую работу на Пасху — поставили у входа в храм стол с табличкой, инициаторы надели бейджи и стали отвечать на вопросы людей. Сейчас они потихоньку привлекают [к этой работе] других прихожан. Все это делается полностью на добровольных началах, мы только буклеты напечатали в типографии. Если бы храм стал это делать своими силами, то даже на зарплаты денег не хватило бы. А у батюшек — здоровья (улыбается).

Нельзя сказать, что мы такой уж прямо продвинутый приход — очень многое делается и в других храмах. Одно из наших отличий, может быть, в том, что мы активно обо всем информируем людей: стараемся обновлять сайт и т.д. Я считаю это важным — показывать, что такое приходская жизнь. На той же волне, но уже по линии Управления делами мы сделали сайт Prichod.ru, который посвящен именно жизни приходов. Мы хотим показать, что жизнь Церкви — это не только торжественные богослужения (что обычно размещается на приходских сайтах), но и обычная текущая жизнь, и она интересна.

— Люди часто хотят что-то предложить, помочь, но как будто чего-то ждут...

— Иногда люди просто стесняются. Поэтому важно, когда настоятель говорит: проявляйте инициативу, делайте. У нас на приходе стесняться не надо. Я хотел бы сослаться на другого священника, о котором слышал от одной его прихожанки. Когда его назначили на нынешний приход (это произошло не так давно), он сказал: друзья, приход — это ваш дом, поэтому сообщайте мне о любых ваших инициативах, я их буду только приветствовать. Делайте!

— Были случаи, когда Вы не благословляли какие-то инициативы?

— Я могу сказать: нет, это бредовая идея, или — не получится, или — пока рано. Как-то раз одна из наших прихожанок предложила мне организовать в день пророка Илии огненное представление, некое fire show. Я отказал, тем более, что здание, где мы проводим престольный праздник, — резиденция митрополитов — деревянное и уже два раза горело. Ограничения тут могут быть либо законодательные, либо если предложение связано с большими финансовыми затратами, либо когда это что-то совсем сумасбродное — в таких случаях я могу сказать «нет», но в принципе чем больше инициативы, тем лучше.

— Насколько активно Вы занимаетесь миссионерской работой с людьми невоцерковленными, которые, например, ходят в храм раз в год на Пасху освятить кулич? Стоит ли, например, раздавать им листовки — или лучше не навязываться?

— Мы это делаем. Они пришли в дом Божий, а значит, должны понимать, зачем. Поэтому мы всегда раздаем листовки на Пасху, на Богоявление. Я не считаю, что это агрессивная миссионерская деятельность. Или вот, например, на День семьи и верности мы распечатали листовки с краткими словами о христианском браке, с несколькими советами Паисия Святогорца и с «гимном любви» апостола Павла. Девушки-катехизаторы раздавали эти листовки у метро. Почему бы нет?

— Вы провели юность во Франции. Как там организована приходская жизнь? И есть ли там что-то такое, что было бы уместно перенести на российскую почву?

— Я могу говорить об опыте зарубежных приходов моей молодости, когда я там жил — это было уже 15 лет назад. Важно понимать, что за эти 15 лет структура этих приходов очень сильно изменилась: приехало много людей из стран Восточной Европы, из России, Украины, Молдавии, и они очень сильно изменили структуру приходов. В результате приходится менять и организацию работы с людьми — как раз недавно мне об этом рассказывал отец Александр Лебедев из Соединенных Штатов.

А когда я рос, все основывалось на том, что все друг друга знают. Те же чаепития — это форма приходского общения, распространенная за рубежом. В подавляющем большинстве зарубежных храмов люди собираются после Литургии, чтобы пообщаться, потому что для них это возможность увидеться со своими единоверцами, а часто и родственниками. У нас пока еще многие люди друг с другом не знакомы, я и сам многих своих прихожан еще не знаю по имени. Но потихоньку мы будем с этим справляться.

Беседовал Игорь Цуканов

Архимандрит Савва (Тутунов)

Больше публикаций

Строим общину
Должны ли христиане искать защиту в суде?

На эту тему размышляет глава Административного аппарата Киевской митрополии УПЦ епископ Виктор (Коцаба).