Трагическая история дедушки Миши, жившего по соседству

Дедушку Мишу во дворе знали все: и бабушки на лавочках, и любознательные малыши и даже собаки, которых он регулярно подкармливал.

Этот добрый, неугомонный старичок повсюду носился со своими внуками: он катал их на санках, строил с ними скворечники, а какие рисунки они вместе рисовали на асфальте.

Мы с друзьями всегда восхищались, с какой любовью и терпением он относился к внукам, к их детским шалостям и выходкам. Хотя нет, не только к внукам – ко всему живому вокруг. Никто, кажется, так не любил жизнь как Михаил Владимирович, и это подкупало и притягивало к нему людей.

Для каждого он находил нужное слово, добрую шутку и приободряющую улыбку. Даже если куда-то спешил, даже если у самого все шло не совсем гладко…

Вместо мамы и папы

Каждое утро дедушка Миша встречал поезд, на котором хозяйки их соседнего села привозили на базар молоко, сметану, овощи и зелень. Еще весь двор спит, а Михаил Владимирович уже караулит бабушек-хозяюшек, чтобы купить для внуков самое свежее молочко, самый вкусный творог.

Дочь дедушки Миши Варвара развелась с мужем и уехала заграницу на заработки, оставив ему 3-летнего Максима и 2-летнюю Владочку. Соседям Михаил Владимирович рассказывал, что Варя про них не забывает, постоянно присылает деньги, подарки. Но любопытные соседки сразу заподозрили неладное: дети ходили хоть и чистенькие, но бедно одетые, Влада донашивала брючки Максима, его курточки и шапочки. Но дедушка Миша твердо стоял на своем – дочь помогает, а лишние деньги на одежду тратить не стоит, пока дети маленькие – гонять во дворе и так сойдет.

«Квартиру придется продать, а ты поживешь в деревне…»

Так прошло три года. Но вот все изменилось – вдруг у Владочки появились новые нарядные платьица, у Максима - дорогие игрушки. Дедушка Миша буквально расцвел, всем рассказывал о Варе, у которой, слава Богу, заграницей все наладилось. Дочь стала регулярно присылать деньги, разное вещицы с иностранными бирками, а тут и сама нагрянула с иностранным женихом - Марком.

 

Дети мать признали не cразу, сторонились незнакомой женщины. Но уговоры дедушки Мишы и заложенная в генах любовь сделали свое дело: через два дня в доме воцарилась любовь и гармония. Но тут дочь ошеломила своими планами.

- Папа, мы переезжаем в Италию. Детей я забираю с собой. Правда у Марка сейчас кое-какие финансовые трудности, поэтому квартиру придется продать. А ты поживешь в деревне, в домике матери, - не спросила, а распорядилась дочь.

Дедушка Миша не нашелся что ответить. Ему все хотелось спросить: «А как же я?», но он промолчал. Мать Вари Антонина умерла 5 лет назад, домик в деревне, о котором вспомнила дочь, давно разрушился. Глиняная, ветхая хата требовала ремонта, но в то время у Михаила Владимировича родились внуки и обо всем остальном пришлось позабыть.

Дедушка Миша не успел толком оправится от новости, как вот он уже, со слезами на глазах, прощается с Максимкой и Владочкой, дочь в это время суетится с багажом – решила разом забрать все оставшиеся вещи, а Марк – с сочувствием наблюдает прощание дедушки с внуками, пытаясь вставить свои непонятные, да и неуместные слова.

- Ну все, пока папа. Пиши, звони – будем на связи, - коротко попрощалась Варя.

И стыдно, и горько…

Новые владельцы квартиры, с которыми дочь успела оформить все бумаги еще будучи в городе, заявились через неделю. Черный от горя Михаил Владимирович обратился с просьбой о помощи к другу. Все вокруг были в ужасе от того, что случилось с добрым стариком, всегда и для всех имевшим про запас ласковое слово и огромное любящее сердце.

Друг, дед Антон, предложил Михаилу Владимировичу летом пожить в гараже. Обустроил там комнатку. Бывало, что дедушка Миша днями оттуда не выходил: и стыдно, и горько. А зайдешь к нему: только плачет и благодарит за сладости или горячую еду, которую ему регулярно стали приносить теперь уже бывшие соседи.

Приходил к дедушке Мише и адвокат Игорь – сын соседки тети Маши. Дедушка вроде бы и выслушал его, а писать в инстанции, «искать правды» отказался наотрез.

На дне

К своему горю человек быстро привыкает, а к чужому – и подавно.  Несколько недель мы с подружками все никак не могли собраться и навестить дедушку Мишу. Сложно описать чувство, когда, вынося утром мусор, я увидела его возле мусорных баков. Аккуратный, всегда веселый, жизнерадостный мужчина за считанные месяцы превратился в безразличного, практически потерявшего человеческий облик старика. Я попробовала заговорить с Михаилом Владимировичем, но он даже не узнал меня. Взял непослушными, дрожащими руками отложенный картон и поспешил уйти.

Уже вечером мы с тетей Машей пришли к гаражу, где жил дедушка Миша. Но дверь в гараж оказалась закрытой, сколько мы не стучали, никто и не открывал. Вдруг из-за соседнего гаража показался в стельку пьяный мужик и сообщил, что Мишаню, как он его назвал, забрала скорая.

В больнице мы без труда отыскали дедушку Мишу: он все время стонал, плакал, терял сознание, и едва очнувшись, снова начинал маяться на постели. Тяжелейшее воспаление легких – такой диагноз озвучил врач. «А вы родные? Тогда вот вам список лекарств, а то мы просто не знали, что делать с этим стариком. Шансы у него, честно, небольшие. Надо было хоть на пару дней раньше начать лечение».

Тут же приехал сын тети Маши, Игорь. Купил все необходимые лекарства, но по взгляду матери – бывшей медсестры, сразу понял - состояние дедушки Миши и вправду критическое.

Наутро тетя Маша пришла уже со священником. Всю ночь дедушка Миша маялся в бреду, постоянно звал то внуков, то покойную жену.

- Оставьте нас, - попросил отец Андрей. 

О чем разговаривали священник и дедушка Миша неизвестно, но когда отец Андрей вышел из палаты, Михаил Владимирович спал спокойно и умиротворенно. На больничной тумбочке мы нашли детские рисунку и одно единственное письмо от внука Максима, которого дедушка сам учил писать.

«Дедуля, у нас все хорошо. Мы живем на берегу большого синего моря. У нас большой дом, много игрушек и очень жарко…».

Прощание

Наутро дедушки Миши не стало. На похороны из жаркой Италии так никто и не приехал. Дочь выслала тете Маше несколько сотен долларов на похороны и попросила все организовать: сама она, мол, беременна и никуда в таком положении ехать не может.

На кладбища едва заметно моросил дождик. Отец Андрей и несколько соседей – вот те, кто пришел попрощаться с дедушкой Мишей в то пасмурное утро. Михаил Владимирович лежал такой спокойный, его лицо, как и при жизни, излучало добро.

Когда с дедушкой Мишей начали прощаться, на небе появилась радуга. И это было так величественно и естественно одновременно, что никто даже не удивился. Ведь на небо от нас уходил человек, способный своей добротой разогнать тучи в жизни каждого из нас, но не сумевший справится с тяжелым испытанием - безразличием родных. Оставалось только верить, что там – на небе – он обретет покой и тепло, которых ему так не хватало в последние дни его земной жизни.


Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»