Травма современного поколения: кого мы растим сегодня

Помните, у Бориса Гребенщикова: «Их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть». В этой фразе квинтэссенция боли современных родителей. Материально мы живем лучше, чем жили наши папы-мамы. Мы имеем возможность и готовы исполнять любые желания наших детей в надежде, что они будут расти счастливыми. А в ответ они демонстрируют безразличие, инфантилизм или откровенную меркантильность, ни к чему не стремятся и мало чего достигают. Почему же так происходит? Что мы делаем не так?

Ответы на эти вопросы вы найдете в книге профессора психологии Марины Мелия «Наши бедные/богатые дети». Акцент автор делает на богатые семьи, поскольку именно в них все эти проблемы проявляются максимально остро, но это не значит, что в обычных семьях ситуация принципиально иная. Практически все современные родители, независимо от величины их дохода, совершают одни и те же ошибки.

Травмы поколений

Наша взрослая жизнь во многом зависит от условий, в которых прошло наше детство. И тут играют роль не только обстановка в семье и стиль родительского воспитания, но и более широкий социальный контекст, например, принадлежность к определённому поколению или начало взрослой жизни в определённый исторический момент.

Как доказывают различные исследования (читайте, например, книгу Малькольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры: почему одним все, а другим ничего»), принадлежность к определенному поколению порой гораздо больше помогает или мешает людям в жизни, чем качества характера.

О психологических особенностях разных поколений интересно рассказывает в своей статье «Травмы поколений» известный детский психолог Людмила Петрановская. Я кратко остановлюсь на основных моментах, поскольку именно в них кроются причины сегодняшних проблем с современными детьми.

Петрановская пишет, что дети войны и первых послевоенных лет, травмированные «горем матери», выросли с подозрением, что они не нужны и нелюбимы, хотя это неправда и только ради них и выжили их матери. В свою очередь, став родителями, эти недолюбленные дети обрушили на своих малышей лавину любви и нежности, пытаясь, таким образом, компенсировать то, что недополучили сами. Они не могли надышаться на своих детей. Они жили и живут их жизнью, их чувствами, интересами, тревогами. Но время идет, дети взрослеют и должны порвать эту чересчур тесную связь с мамой. Делать это им, к сожалению, приходится жестко, с кровью, потому что добровольно мать не отпустит. И они уходят, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. Ведь она «всю жизнь отдала, ночей не спала».

Третье поколение — дети детей войны вступили во взрослую жизнь с девизом «С нас причитается». Как пишет Петрановская, это поколение детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологии такое называется «парентификацией». Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что их дети не могли не откликнуться. «Символом третьего поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят».

Почему я так подробно об этом пишу? Потому что именно эти «внуки военного поколения» воспитывают сегодняшних детей, и мы наблюдаем ту картину, которую так подробно описала в своей книге «Наши бедные/богатые дети» профессор психологии Марина Мелия.

Почему так несчастны дети «дяди Федора»

Именно среди представителей третьего поколения, так называемых «дядей Федоров», много успешных в самых разных областях людей. И тут нет ничего удивительного, ведь в основном это люди гиперответственные, самостоятельные, умеющие достигать своих целей, принимать решения, договариваться с разными людьми и учитывать разные точки зрения. Они не ждут помощи извне и умеют беречь, заботиться, опекать.

Как ни странно это звучит, но именно у третьего поколения растут самые психологически уязвимые по сравнению с предыдущими поколениями дети. Марина Мелия рассказывает, как на консультации у психолога мальчик из обеспеченной семьи, где родители добились очень многого, глубокомысленно заметил: «Моя семья богатая, а я бедный». Сегодня все чаще говорят о внутренней бедности, заброшенности, беспризорности современных детей при внешнем благополучии их семей. Новый виток депривированных, недолюбленных детей, чем-то похожих на тех, послевоенных.

Няни, репетиторы, дорогая закрытая элитная школа — детдом только с английским и теннисом, — у успешных самодостаточных родителей нет времени, сил и желания общаться с ребёнком. Они чувствуют свою вину (вина и тревога — это вообще визитные карточки представителей третьего поколения) и компенсируют недостаток внимания подарками, вещами, деньгами.

Другая не менее серьезная проблема гиперответственных родителей — они часто помешаны на сознательном родительстве. Они не дают своему ребенку покоя. У них все должно быть правильно. «Английский язык — это обязательно! Хорошо бы три: английский знают все, значит, нужно еще европейский и, к примеру, китайский. Без спорта тоже никак: плаванье — для здоровья, шахматы — для интеллекта, теннис — это престижно и аристократично. Мальчику просто необходима борьба — воспитывает характер, смелость, цепкость, упорство. К девочкам требования даже выше: они должны демонстрировать не только интеллект, образованность и воспитание, но и быть внешне привлекательными, стройными, грациозными, с горделивой осанкой. Поэтому добавляем художественную гимнастику. Естественно, в обязательный набор входит музыка — классическое фортепиано, скрипка, вокал, а также танцы и рисование. Еще хорошо бы школу закончить экстерном — тогда можно раньше поступить в какой-нибудь престижный вуз, а лучше сразу в два, чтобы учиться в них параллельно и к двадцати годам иметь уже два диплома».

Результат всего этого невеселый: «Они ничего не хотят. Лежат на диване, не работают и не учатся. Или сидят, уставившись в компьютер». Почему так происходит и что с этим делать, читайте в книге Марины Мелия «Наши бедные/богатые дети». Эту книгу нужно обязательно изучить всем, у кого есть дети.

3 золотых правила воспитания от Марины Мелия

В завершение я хочу рассказать вам о трех золотых правилах воспитания, предложенных профессором психологии и автором книги «Наши бедные/богатые дети» Мариной Мелия.

Обязательное условие: эти правила работают только в единой связке.

Правило 1. Границы

Ребенку жизненно необходимы четкие правила, ограничения, запреты, чтобы он знал, как себя вести и понимал последствия.

Правило 2. Свобода

Нужно давать ребенку свободное время. Играя, скучая, мечтая, исследуя, он ищет себя, учится принимать решения, управлять временем и своей жизнью.

Правило 3. Любовь

Ребенка надо буквально накачать любовью и ничего не требовать взамен. Ему важно знать, что его любят просто так, потому что он наш, а не за оценки, грамоты, спортивные трофеи.

Марина Мелия: «Настоящая любовь заключается в умении понять другого. А лучший способ понять — выслушать. Психологи и психотерапевты, работающие с детьми и подростками, считают, что ребёнку в первую очередь не хватает человека, который бы его слушал, по-настоящему бы им интересовался, воспринимал его всерьёз, принимал таким, какой он есть. Важно понять — у наших детей есть право заставить нас бросить свои дела, повернуться к ним и произнести: «Я тебя слушаю».


Больше публикаций

Благотворительность
10 мифов о благотворительности

О том, почему личное участие во многих случаях ценнее денег, нужна ли зарплата работникам фондов и почему подход «помогать нужно молча» малоэффективен.