Война показала изнанку – священник из Авдеевки

Авдеевка — прифронтовой город, находящийся на линии огня

Авдеевка — прифронтовой город, находящийся на линии огня. В данный момент здесь ведутся активные боевые действия.

Идут стрелковые бои, постоянно слышны автоматные, пулемётные очереди, перестрелки зенитными ракетами, постоянно в воздухе летают снаряды. Пострадал Авдеевский коксохимический завод — самый большой завод в Европе. Окна, стёкла, крыши, теплотрассу, воду в зимний период, линии электропередач — всё это восстанавливал завод.

Протоиерей Александр Сорокин, настоятель Свято-Николаевского храма на Источнике святителя Николая в Авдеевке рассказал о реалиях жизни прихода и города.

— Сколько было жителей в городе до боевых действий и сколько — сейчас?

— Население в Авдеевке — 35 тысяч. На данный момент из города уехало 70% населения. К майским праздникам многие начали возвращаться. Но сейчас, когда возобновились обстрелы, снова начали уезжать.

В Авдеевке очень много детей.

— Школы, детские сады работают в обычном режиме?

— Во время активной фазы обстрелов школы не работали. В более спокойное, мирное время уроки проходят по 20 минут.

Одна девочка рассказала шутку, которая ходит в школе: «Что мы проходили на прошлом перемирии?». То есть, не «на прошлом уроке» — «на прошлом перемирии».

А недавно мне рассказала одна прихожанка, что у её знакомых 5-летний мальчик во время обстрелов поседел. Внук этой прихожанки должен бы давно разговаривать, но не говорит — из-за бомбёжек. Только они уехали к морю, несколько мирных дней — и ребёнок заговорил.

— Вы говорите, что в Авдеевке сейчас много детей. Они остаются с родителями? Всё-таки, прифронтовая зона, почему люди остаются?

— Знаете, многие из них уже выезжали из родного города, родного дома и поняли одно: никому нигде никто не нужен. Люди видели, что даже близким родственникам — они часто в тягость. С жильём и работой тоже возникают огромные проблемы, вот и возвращаются домой. Просто, чтобы очутиться в родных стенах. Многие даже говорят: «Буду оставаться дома, если ко мне в дом прилетит снаряд, значит такова воля Божья». Чаще всего звучат такие вопросы: «А куда нам ехать? А кому мы нужны?» И сидят здесь с детьми. Такие вот настроения...

— Скажите, а как ситуация на приходе? Наблюдается такое разделение, как в Киеве, где прихожане ссорятся из-за отличных взглядов на ситуацию, даже перестают общаться?

— Эту фотографию я сделал в нашем Никольском храме (показывает фото). Над трапезной висело очень показательное объявление. Это было летом, велись активные боевые действия...

Конечно, и сейчас все придерживаются своих политических взглядов. Но каждый сегодня говорит: «Лишь бы был мир!».

Как я говорил в своём докладе на форуме сотрудников епархиальных миссионерских отделов в Коблево, мы, священники, стараемся на приходах придать проблеме разделения новое измерение. Наши прихожане тоже разделены. Одни — за Украину, другие — за самопровозглашенную ДНР. Но это совершенно не мешает нам любить друг друга, вместе молиться, вместе трудиться. Мы просто не разговариваем на политические темы. У нас есть масса тем, на которые можно поговорить, у нас есть много общего, и главное, что нас объединяет — Христос. Мы настолько ценим мир в нашей общине, ценим любовь, что боимся это потерять и разрушить.

ІХ Всеукраинская конференция Синодального молодежного отдела УПЦ в Коблево

И действительно, мне кажется, это правильный выбор — мы поднимаемся НАД этой проблемой. Это — духовный фронт. Мы видим перспективу преодоления разделения, духовную перспективу. Мы понимаем, что многие люди озлоблены и пытаемся ненависть, которые люди проявляют друг к другу, погасить. Если уйдёт ненависть — можно будет найти общий язык. Наши местные жители говорят: «Бросьте вы автоматы, сядьте вы вместе, выпейте, попойте песен, поспорьте, поорите друг на друга и обнимитесь!». Но... Наверное, просто кому-то выгодно, чтобы это продолжалось.

В середине января 2015 года в 5 метрах от храма упал снаряд от установки «Град»

Люди — это жертвы: они страдают от бомбёжек, лишаются жизней, получают увечья, теряют близких, дома. Но больше всего они страдают психологически — от пропаганды, их специально «накручивают», или же они сами себя «накручивают».

— А какие в вашем городке за весь период военных действий наблюдаются изменения? Что кардинально поменялось?

— В людях проявилась их подлинная сущность. Стало ясно, кто есть кто. Война показала изнанку. Человек, от которого никогда не ожидал доброго дела, жертвует жизнью ради обездоленных. А сколько у нас появилось волонтёров! За полгода до войны Господь послал нам «полевую кухню». Как-то пришёл благодетель и сказал: «Батюшка, хочу, чтобы у вас на святом источнике была полевая кухня». И летом, когда у нас не было электричества — а у нас 14-этажный дом, в котором все кухонные плиты электрические, — эта кухня была большим подспорьем.

Источник святителя Николая

Также Господь послал очень много помощников. Один — колет дрова, другой — едет за гуманитарной помощью, третьи, частные предприниматели, — жертвуют много продуктов и средств, четвертые — на собственные деньги заряжают генераторы. То есть, практически все люди проявили свои лучшие качества, о коих раньше мы даже не догадывались. Это настолько удивительно! Все стараются помогать друг другу, поддержать, делятся последним. И это воистину чудо.

— А как вы проводите досуг в военное время, если он, конечно, есть?

— Досуг?.. Люди продолжают радоваться жизни. Радуются — как никогда. Радуются солнышку, цветочку, тому, что можно выйти покопаться в огороде. Конечно, очень расстраиваются все из-за взрывов и бомбёжек, но люди пытаются не падать духом.

Если семья вместе, то ее члены друг друга поддерживают, живут в своём маленьком мире и радуются всему, что их окружает. Но когда семья уже год не понятно, где находится, как у нас, у батюшек, тогда очень тяжело. Это психологически очень тяжело. Это страшно.

Отец Александр с супругой

— А как молодёжь: десятиклассники, студенты? Как они ведут себя в такой ситуации?

— О молодежи я и говорил только что.

Люди старшего поколения менее подвижны. На мой взгляд, отчасти в этом виновато наше советское прошлое, мол: а что люди скажут? Но это постепенно уходит.

— То есть, молодёжь помогает и проявляет себя с лучшей стороны.

— Да, я думаю, это потому, что наш Авдеевский коксохимический завод, наш Православный центр имени равноап. Марии Магдалины и наш Никольский приход всегда работали с молодёжью. Наши батюшки устраивали праздничные мероприятия, организовывали «Зарницу», военные игры, которые отныне, наверное, уже никогда не будем устраивать — насмотрелись на войну. Пусть лучше это будет туризм, скаутинг и т.п. Сейчас, когда мы столкнулись с настоящей войной, мы поняли: лучше прививать детям такие устремления и интересы, которые бы мотивировали ценить мир.

Протоиерей Александр Сорокин

Больше публикаций

Благотворительность
УПЦ не словом, а делом борется за мир в религиозной среде Украины

Украинской православной церковью совместно с благотворительным фондом «Фавор» была запущена программа «40 храмов»