16 января — день памяти пророка Малахии

Святые отцы называют его «печатью пророков»

Святой пророк Малахия жил за 400 лет до Рождества Христова, во времена возвращения иудеев из плена Вавилонского. Он был последним из ветхозаветных пророков, поэтому святые отцы называют его «печатью пророков».

Являясь образцом душевной доброты и благочестия, он приводил в удивление народ и был назван Малахией, то есть ангелом, или вестником. В канон Священных книг входит его пророческая книга, в которой он обличал иудеев, предсказывая пришествие Иисуса Христа и Его Предтечи и последний Суд.

Книга пророка Малахии идет последней в списке двенадцати «малых пророков», и он вероятно, и в самом деле был последним из них по времени жизни — а стало быть, вообще последним ветхозаветным пророком, чья книга дошла до нас. Его имя означает «Вестник Господень», и оно очень подходит к содержанию его пророчеств.

Когда точно он жил, сказать трудно, но, скорее всего, он был современником Ездры и Неемии — это вторая половина V века до н. э.

Малахия говорит прежде всего об отношениях Бога со Своим народом, и начинает он с самого главного: «„Я люблю вас“, — Господь сказал, — а вы спрашиваете: „в чем любовь Твоя?“ Разве Исав — Иакову не брат? Но вот что изрек Господь: Иакова Я возлюбил, а Исава отверг».

Вся логика этих отношений основана на том, что Господь особым образом возлюбил израильский народ. Тот может задаться вопросом: в чем же это проявляется, чем доказывается? И Малахия вспоминает историю из книги Бытия, которая рассказывала о близнецах Иакове и Исаве. Господь действительно избрал Иакова, а значит, и его потомков, хотя был свободен в выборе. Очевидно, видя судьбу эдомитян (о которой пророчествовал и Авдий) израильтяне очень ясно должны были увидеть, в чем заключается разница между ними и потомками Исава. Один народ прошел через все испытания и сохранился, второй неуклонно двигался к своему концу.

Сегодня нет человека, который не слышал бы про Израиль, но кто помнит про Эдом? Однако отеческая любовь Бога — не просто приятный бонус, но и высокое требование. «Сын почитает отца, и раб — господина своего. Если Я Отец — то где же почет? Если ваш Господин — уважение где? Так говорит Господь Воинств вам, священникам, что презирают имя Мое. Скажете: „как презираем мы имя Твое?“ Приносите на жертвенник Мой пищу, что в жертву не годна... Приносите, что отняли у других, хромое или больное — вот ваш дар. Приму ли благосклонно его от вас?»

Помимо жертв, люди обязаны были приносить в Храм десятую часть своего урожая и доходов — эти средства шли на содержание Храма, на жизнь священников и левитов, а так же на помощь нуждающимся. И Малахия предельно категоричен и в этом: что положено отдать Богу, то уже не принадлежит человеку. «Может ли человек красть у Бога? А вы обкрадываете Меня! Спросите: „что мы крадем?“ Десятины и приношения! Проклятием прокляты вы, Меня обкрадываете вы — весь народ! Принесите все десятины в хранилище, чтобы в доме Моем была пища, и так испытайте Меня, говорит Господь Воинств. Разве не открою для вас окон небесных, не изолью благословение в избытке?»

Но дело не только в десятинах, приношениях и жертвах. В качестве жертвы отвергаются не только увечные животные, но и те, которые были отняты у других людей. Это ведь вечная тема пророческих обличений: невозможно выстроить верные отношения с Богом, если ты несправедлив к ближнему, и Малахия дает этому самое простое и ясное объяснение: «Не один ли у всех нас Отец? Не один ли нас Бог сотворил? Зачем же мы строим козни друг другу, нарушая отеческий Завет?»

Малахия особо называет и еще одну причину, по которой Бог может не принять жертву от Своих почитателей: «не смотрит Он на ваш дар, благосклонно не принимает из ваших рук. Спросите вы: „За что?“ Вот за что: Господь был свидетелем меж тобой и женой юности твоей, которой ты изменил, а ведь она подруга тебе и законная жена». Речь идет о ситуациях, когда мужчины бросали своих жен просто потому, что те им надоели. Верность Богу неизбежно подразумевает и супружескую верность, иначе не получится.

Отношение к Богу как к Отцу, обличение разводов — все это прозвучит и в Евангелии. И не случайно в конце книги Малахии предсказан приход чего-то нового, небывалого, что должно перевернуть представления людей того времени... А точнее, не чего-то, а Кого-то: «Вот, Я посылаю вестника Моего предо Мной, он приготовит путь для Меня, и внезапно придет в Свой храм Владыка, Которого вы ищете, и вестник Завета, который так дорог вам».

И немного далее он продолжает: «Вот, я посылаю к вам пророка Илию перед приходом Господнего дня, великого и страшного. Он обратит сердца отцов к детям и сердца детей — к отцам, чтобы, придя, Я не поразил проклятием землю».

Пророк Илия был, как верили иудеи, взят на небо живым, а значит, однажды мог и вернуться живым на землю. Впрочем, такого пока что не произошло. Но когда в Иудейской пустыне прозвучала проповедь Иоанна Крестителя, он говорил «в духе и силе Илии», как об этом говорится в Евангелии. Это было не физическое пришествие с неба древнего пророка, не его перевоплощение, но возрождение той самой пророческой традиции, к которой принадлежали и Илия, и Малахия, и Иоанн.

По материалам журнала «ФОМА».


Больше обзоров

Отобрать храм – не значит отобрать веру

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: «Не отвечать злом на зло!»

Митрополит Онуфрий благословил благотворительную акцию помощи киевским больницам

Тот, кто строит храм - любит Бога и ближнего