19 марта — день памяти 42-х амморейских мучеников

Доблестные военачальники прожили семь лет в мусульманском плену, сопротивляясь всем попыткам заста­вить их отречься от веры

К 838 г., когда Бог обратил Свой гнев против императора-иконоборца Феофила (829-842), багдадский халиф во главе мощной армии сарацинов одержал яркую по­беду над византийцами и осадил город Аморий в Верхней Фригии. Через три дня он захватил город с помощью измен­ников. Халиф предал мечу всех его жителей, невзирая на то, держали они в руках оружие или нет, а также погубил множество сельских жителей из окрестностей, которые нашли в Амории убежище.

Он не пощадил никого, кроме сорока двух главных вое­начальников, — все они были знатными людьми, доблест­ными и благородного происхождения. Халиф отправил их, закованных в тяжелые цепи, в Сирию, где заключил в сумрачную и зловонную темницу. У христиан не было иного питья, кроме собственных слез. Что же касается пищи, то, чтобы выжить, им приходилось довольствоваться несколь­кими жалкими кусками хлеба, которые тюремщики броса­ли им время от времени или позволяли просить на улице. Их тело и одежду пожирали черви, они не могли видеть друг друга в постоянной темноте, они были истощены и край­не ослабели.

Но несмотря на все это, мученики не теряли мужества и благородства души, сопротивляясь всем попыткам заста­вить их отречься от веры. Халиф считал пустяком завоевание очередного города по сравнению с завоеванием душ. Поэто­му он обещал им жизнь даже в том случае, если они согласятся всего лишь притвориться, что приняли ислам, и предстанут на общественной молитве вместе с ним. Мученики отвеча­ли посланным: «А вы поступили бы так, будь вы на нашем месте?» — «Конечно,— ответили мусульмане,— потому что нет ничего дороже свободы». — «Коль скоро речь идет о вере, — заявили христиане, — мы не примем совета от тех, кто нетверд в своей!»

Через несколько дней слуги халифа явились к ним, якобы желая подать милостыню. Притворно проливая слезы, будто бы из сострадания, они предложили им примкнуть к религии Магомета, которая обещает все виды плотских удовольствий в этой жизни и в будущей. Воздев очи к небу и вооружившись словами Писания, доблестные воины Христовы ответили, что подобные обещания — скорее доказательство ложности ре­лигии, которая подчиняет нашу разумную душу, сотворенную по образу Божию, тирании плоти. Затем переубеждать хри­стиан взялись суфии — исламские мистики, которые преда­вались аскетизму и экстатической молитве. Но им мученики ответили с той же твердостью, указывая, что Магомет не был предсказан никаким пророком, тогда как весь Ветхий Завет свидетельствует о пришествии Иисуса Христа.

Святые прожили так целых семь лет, сохраняя неповреж­денной веру, которую ежедневно подпитывали пением псал­мов Давида и церковных служб в предписанное время. Они не прекращали воздавать благодарение Богу за то, что Он счел их достойными претерпеть скорби ради Него.

Пятого марта 845 г. назначили окончательное вынесение приговора христианам на следующий день. Воидица, преда­тель, который оставил гор. Аморий, а затем отрекся от Хри­ста, тайно пробрался в темницу. Он позвал Константина, сек­ретаря патрикия Феофила, сообщил ему эту новость и вновь предложил притворно помолиться вместе с халифом ради спасения от смерти, не оставляя на самом деле своих убеж­дений. Константин, отразив отступника знамением креста, вернулся в темницу и сообщил своему господину, что их последний час близок. Они присоединились к сподвижникам и все вместе провели ночь, воспевая хвалу Господу.

На следующее утро офицер в сопровождении усиленной стражи вывел их из темницы и попытался в последний раз убедить присоединиться к молитве халифа. Они отвечали, что помолились бы за своих врагов, но так, как учил Христос: моля Бога просветить их ожесточенную совесть и наставить к познанию Истины. Закончили они свою речь, предав анафеме Магомета и всех тех, кто исповедует его пророком. Воины связали им руки за спиной и поволокли, словно овец, до самых берегов Евфрата, где множество сарацинов собра­лись на казнь.

Тогда офицер вызвал Феодора Кратира и провозгласил громким голосом, что тот, будучи пресвитером, оставил свя­щенство и поступил в армию, где получил высокую должность протоспафария, а затем спросил: «Ты, носивший ору­жие и убивавший людей, почему теперь ты желаешь остаться христианином? Не лучше ли тебе призвать на помощь Магомета, ведь у тебя больше нет надежды на Иисуса Христа, от Которого ты отрекся?» Феодор ответил: «Именно по­этому я должен ныне пролить свою кровь за Него, чтобы Он простил мне мои грехи!»

Произнеся эти слова и испросив благословение патрикия Феофила, он сотворил краткую мо­литву и преклонил голову под меч. Все остальные последовали за ним в должном порядке, не выказывая ни страха, ни беспокойства. Они стяжали по­бедный венец, оставив сарацин удивляться их мужеству. Затем халиф велел позвать предателя Воидицу и сказал: «Если бы он был честным человеком, то не предал бы этот город, а если бы был добрым христианином, не стал бы отступни­ком после своего предательства». И повелел обезглавить его.

Православие.Ru


Больше обзоров

На Тернопільщині митрополит Сергій освятив новий храм УПЦ

Архімандрит Феодосій (Марченко): Молитви до Бога про помилування потребують усі лікарі і хворі

На Житомирщині згоріла церква, яку забрали в УПЦ й лишили без догляду

40 тонн допомоги УПЦ доставила мирним жителям Донбасу