Священник из «Киевского Иерусалима» рассказал об иконографии Спасителя

Никакое изображение Христа не может передать идеал совершенной красоты Сына Божьего, и лучшие произведения искусства являются лишь бледным отражением живого Господа

26 ноября в рамках проекта «Беседы в Русском музее» в Российском центре науки и культуры в Киеве на очередной встрече был рассмотрен вопрос, стоящий в центре христианского изобразительного искусства: образ Иисуса Христа в иконографии. Лекцию провел сотрудник Духовно-просветительского центра «Киевский Иерусалим», священник Виталий Беликов.

Лик Богочеловека Христа, более чем какое-либо другое историческое, лицо имел право и основание рассчитывать на художественное воспроизведение и сохранение в христианском обществе, — отметил докладчик. Вся Иудея с Галилеей видела Иисуса Христа, слушала Его речи и легко могла удержать в памяти облик своего божественного Учителя. Однако Евангелие не говорит нам ни слова о наружном виде Спасителя, не дает даже самого общего представления о чертах и характере Его лица.

Иконография Иисуса Христа наполнена символизмом и очень разнообразна. На вводной лекции проекта слушатели уже рассмотрели два класса древнехристианских изображений Спасителя — символического и сюжетно-исторического характера; познакомились с толкованием и значением аллегорий: агнец, рыба, корабельный якорь, пеликан, добрый пастырь и т.п. Примером изображения сюжетно-исторического характера выступила мозаика стены в базилике Феликса, устроенная Павлином Ноланским.

Катакомбный тип Христа отличается идеальным характером. Он очень далек от исторической действительности и обязан своим происхождением работе античного мастера, который, рисуя Христа, переносил на него условные черты тогдашнего грека или римлянина, придавая Ему кроме того несоответствующую юность и моложаво мягкие черты лица, исходя из античного представления о божестве, как о существе, обладающем вечной юностью и неувядаемой красотой.

Мозаичный тип Христа составляет продолжение катакомбного. Как примеры этого типа отец Виталий рассмотрел мозаики Равенских церквей и древнеримских базилик, составляющие весьма важный и содержательный отдел древнехристианской иконографии. Сравнительно с катакомбными изображениями в них замечается желание выработать индивидуальный тип изображения Спасителя, приближающийся к действительности. Был рассмотрен пример изображения Христа в мавзолее Галлы Плакиды в Равенне и изображение в мозаике Аполлинария в Равенне (VI в.) на суде перед Пилатом.

Безбородый («римский») тип Христа просуществовал вплоть до VII в. и в конце концов был отвергнут церковной иконографией. Начиная с IV в. в тех же римских катакомбах появляется совершенно другой иконографический тип Спасителя: благообразный бородатый мужчина средних лет, с длинными, ниспадающими на плечи волосами, чаще всего светлого цвета; Он облачен в хитон и плащ (гиматий). Этот образ пришел в Рим с Востока и условно именуется византийским. Он сделался наиболее распространенным как в Западной, так и в Восточной Церкви.

В византийском типе Христа в противоположность изящной простоте классического типа, где красота и молодость, благородство черт лица рисуют перед нами идеальную фигуру прекрасного из земнородных, Спаситель является или как Вседержитель с атрибутами Его божественного достоинства, или в виде архиерея, царя, на богато убранном троне в обстановке владыки и повелителя.

В церковной живописи возникло два отчетливых направления, по-разному изображающих Христа:

1) Изображение Христа как Спасителя, с выражением умиротворенного спокойствия, достоинства, небесной доброты и без малейшего намека на страдания. Согласно легенде, таким предстает портрет Христа, именуемый Мандилионом, а в русской традиции Нерукотворным Спасом, чудесным образом запечатленный на ткани образ, который Сам Христос подарил Эдесскому царю Авгарию V по его просьбе.

2) Ecce Homo — изображение страдающего Спасителя в терновом венце. Западная церковная традиция говорит о том, что св. Вероника, следовавшая за спасителем на Его пути на Голгофу, дала Ему свое покрывало, чтобы Он вытер пот с лица. Портрет Господа с терновым венцом на голове чудесным образом появился на ткани покрывала. И портрет Авгария и портрет Вероники претендуют на чудодейственное появление, т.е. на то, что они не сделаны руками человека.

Церковная традиция также рассказывает о портретах Христа, написанных евангелистом Лукой и Никодимом.

Описания внешнего вида Христа сохранились по рассказам «самовидцев» и к IV — IХ вв. сложились в подробные тексты, совпадающие в основных подробностях. На лекции были рассмотрены основные из них: описание монаха Епифания (начало IХ в.), св. Василия Великого (умер в 379 г.), Павлина Ноланского и аввы Евагрия (346-400).

Никакое изображение Христа, будь-то в цвете, бронзе или мраморе, не может передать идеал совершенной красоты Сына Божьего и Сына Человеческого. Даже лучшие произведения искусства являются лишь бледным отражением небесного оригинала; однако они свидетельствуют о том могущественном влиянии, которое живой Христос постоянно оказывает на воображение и чувства великих художников и скульпторов; и это влияние будет длиться до конца мира.

Особое внимание на лекции уделили основным элементам иконографии Спасителя, особенностям иконографии нимба, а также были рассмотрены основные типы иконографии Иисуса Христа.

Лекции цикла «Беседы в Русском музее» проходят еженедельно по средам в 18.00, и рассчитаны на широкую аудиторию. Вход свободный.


Больше обзоров

В Черновцах во время богослужения произошло чудо (видео)

На Полтавщині громада УАПЦ повернулася в лоно канонічної Церкви

Даже малая лепта не окажется тщетной

Огромный мормонский храм строится в Риме рядом с Ватиканом