Священник из «Киевского Иерусалима» рассказал об иконографии Святой Троицы

Иконописный язык условен, и только молитвенное предстояние может приблизить нас к бесконечной и непроницаемой тайне Творца

10 декабря в рамках проекта «Беседы в Русском музее» в Российском центре науки и культуры в Киеве продолжилось знакомство с церковным искусством и иконографией. Темой встречи была выбрана иконография Святой Троицы. Лекцию провел сотрудник Духовно-просветительского центра «Киевский Иерусалим», священник Виталий Беликов.

Не смотря на трудности в выражении Откровения о Троице, желание поведать об этой неизреченной тайне через изобразительный язык рождается уже среди первых христиан, — заметил докладчик. Довольно рано в иконографии появляется сюжет «Явление трех ангелов Аврааму» (иначе «Гостеприимство Авраама»). Мы находим его в живописи катакомб, например, на Виа Латина (IV в.), а также в ранних мозаиках, например, в церкви Санта Мария Маджоре в Риме (V в.) и в церкви Сан-Витале в Равенне (VI в.). Уже в этих памятниках иконографическая схема носит вполне догматически осмысленный характер. Не все богословы ранней Церкви видели в этом сюжете явление Бога в Трех Лицах, но со временем именно этот сюжет станет основой для выражения образа Троицы в иконописи.

В период иконоборчества многие богословы высказывали сомнения в правомочности изображения Святой Троицы человеческими средствами. В этот период вообще старались избегать сюжетных изображений, заменяя их символическими. Самое известное из них — композиция «Престол уготованный» из церкви Успения в Никее (VII в.). Престол обозначает Царство Бога Отца. На нем изображена книга — символ Слова Божьего, Второго Лица Святой Троицы, Бога Сына. На Книгу опускается голубь — символ Святого Духа, Третьей Ипостаси.

Лектором подробно был рассмотрен сюжет «Гостеприимство Авраама», который развивается в византийском искусстве в постиконоборческую эпоху; и некоторые наиболее известные памятники монументального искусства, где она встречается: собор в Монреале (Италия, XII в., мозаика), фреска в капелле Богоматери монастыря св. Иоанна Богослова на Патмосе (Греция, XIII в.), церковь 40 мучеников в Тырново (Болгария, XV в.), церковь св. Софии в Охриде (Сербия, XV в). Также были рассмотрены фрески на этот сюжет в Софии Киевской (XI в.), затем — на южных вратах собора Рождества Богородицы в Суздале (XIII в.) и, наконец, знаменитая фреска Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде (XIV в.). Многочисленные иконы свидетельствуют о широком распространении данной композиции в русском искусстве.

Поворотным пунктом осмысления этой иконографии становится рублевская икона Святой Троицы. Лектор показал отличие письма «Святой Троицы» от «Гостеприимства Авраама». В первом случае мы сталкнулись с догматическим аспектом образа, во втором — с историческим. Если следовать известной августиновской схеме, Рублев минует уровень буквального прочтения и начинает восхождение к Образу непосредственно с символического. Андрей Рублев не только придает изображению цельный и самостоятельный характер, но делает его законченным богословским текстом.

На встрече также была рассмотрена Зырянская Троица, автором которой, возможно, был святитель Стефан Пермский, друг и сподвижник преподобного Сергия Радонежского. Также были рассмотрены и другие типы икон Троицы, которые писались в мастерской Троице-Сергиевой Лавры, начиная с непосредственных учеников Рублева вплоть до XVII в. Увы, каждое следующее поколение иконописцев теряло что-то из кристально чистого образа письма Рублева, хотя буквально все брали его за эталон.

Подробнее лектор остановился на образе Троицы Симона Ушакова, царского изографа и первого мастера Оружейной палаты. Икона Ушакова является как бы крайней точкой в эволюции рублевского варианта. Его «Троица» отличается импозантностью, обилием деталей, «живоподобным» письмом ликов и пышным декорированным фоном, где палаты Авраама превращены в классический античный портик, а дуб и гора напоминают идиллический пейзаж. И хотя искусство иконописания не прекратило своего существование, двигаться в этом направлении было уже некуда.

Иконографический тип «Троица Ветхозаветная», как он стал называться позже по аналогии с «Новозаветной», является наиболее целомудренным образом св. Троицы, так как в нем не акцентированы ипостаси, а главный смысл его — свидетельствовать об откровении. Желание же заглянуть за завесу привело к появлению другого рода изображений, которые можно объединить под общим названием «Троица Новозаветная». По мысли авторов Новозаветной Троицы ее композиция символизирует три ипостаси св. Троицы: седобородый старец («Ветхий денми») — Бога Отца, средовек — Бога Сына, Христа, и голубь — Святого Духа.

Конечно, иконописный язык условен и содержание образа нельзя передать на словах. Предложенные лектором варианты прочтения всего лишь версии из многих возможных. Св. Троица — это не количество, а качество Бога, непостижимое для человека, но данное ему в Откровении. И только молитвенное предстояние может приблизить нас к той бесконечной и непроницаемой в глубине своей тайне, которая есть откровение о Божественной Троице.

Лекции цикла «Беседы в Русском музее» проходят еженедельно по средам в 18.00, и рассчитаны на широкую аудиторию.

Вход свободный.


Больше обзоров

На Тернопільщині митрополит Сергій освятив новий храм УПЦ замість захопленого «Київським патріархатом»

Фото плачущего мальчика за день собрало огромную сумму денег

На Тернопільщині митрополит Сергій освятив новий храм УПЦ

Архімандрит Феодосій (Марченко): Молитви до Бога про помилування потребують усі лікарі і хворі