Священник из «Киевского Иерусалима» рассказал об иконографии Святой Троицы

Иконописный язык условен, и только молитвенное предстояние может приблизить нас к бесконечной и непроницаемой тайне Творца

10 декабря в рамках проекта «Беседы в Русском музее» в Российском центре науки и культуры в Киеве продолжилось знакомство с церковным искусством и иконографией. Темой встречи была выбрана иконография Святой Троицы. Лекцию провел сотрудник Духовно-просветительского центра «Киевский Иерусалим», священник Виталий Беликов.

Не смотря на трудности в выражении Откровения о Троице, желание поведать об этой неизреченной тайне через изобразительный язык рождается уже среди первых христиан, — заметил докладчик. Довольно рано в иконографии появляется сюжет «Явление трех ангелов Аврааму» (иначе «Гостеприимство Авраама»). Мы находим его в живописи катакомб, например, на Виа Латина (IV в.), а также в ранних мозаиках, например, в церкви Санта Мария Маджоре в Риме (V в.) и в церкви Сан-Витале в Равенне (VI в.). Уже в этих памятниках иконографическая схема носит вполне догматически осмысленный характер. Не все богословы ранней Церкви видели в этом сюжете явление Бога в Трех Лицах, но со временем именно этот сюжет станет основой для выражения образа Троицы в иконописи.

В период иконоборчества многие богословы высказывали сомнения в правомочности изображения Святой Троицы человеческими средствами. В этот период вообще старались избегать сюжетных изображений, заменяя их символическими. Самое известное из них — композиция «Престол уготованный» из церкви Успения в Никее (VII в.). Престол обозначает Царство Бога Отца. На нем изображена книга — символ Слова Божьего, Второго Лица Святой Троицы, Бога Сына. На Книгу опускается голубь — символ Святого Духа, Третьей Ипостаси.

Лектором подробно был рассмотрен сюжет «Гостеприимство Авраама», который развивается в византийском искусстве в постиконоборческую эпоху; и некоторые наиболее известные памятники монументального искусства, где она встречается: собор в Монреале (Италия, XII в., мозаика), фреска в капелле Богоматери монастыря св. Иоанна Богослова на Патмосе (Греция, XIII в.), церковь 40 мучеников в Тырново (Болгария, XV в.), церковь св. Софии в Охриде (Сербия, XV в). Также были рассмотрены фрески на этот сюжет в Софии Киевской (XI в.), затем — на южных вратах собора Рождества Богородицы в Суздале (XIII в.) и, наконец, знаменитая фреска Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде (XIV в.). Многочисленные иконы свидетельствуют о широком распространении данной композиции в русском искусстве.

Поворотным пунктом осмысления этой иконографии становится рублевская икона Святой Троицы. Лектор показал отличие письма «Святой Троицы» от «Гостеприимства Авраама». В первом случае мы сталкнулись с догматическим аспектом образа, во втором — с историческим. Если следовать известной августиновской схеме, Рублев минует уровень буквального прочтения и начинает восхождение к Образу непосредственно с символического. Андрей Рублев не только придает изображению цельный и самостоятельный характер, но делает его законченным богословским текстом.

На встрече также была рассмотрена Зырянская Троица, автором которой, возможно, был святитель Стефан Пермский, друг и сподвижник преподобного Сергия Радонежского. Также были рассмотрены и другие типы икон Троицы, которые писались в мастерской Троице-Сергиевой Лавры, начиная с непосредственных учеников Рублева вплоть до XVII в. Увы, каждое следующее поколение иконописцев теряло что-то из кристально чистого образа письма Рублева, хотя буквально все брали его за эталон.

Подробнее лектор остановился на образе Троицы Симона Ушакова, царского изографа и первого мастера Оружейной палаты. Икона Ушакова является как бы крайней точкой в эволюции рублевского варианта. Его «Троица» отличается импозантностью, обилием деталей, «живоподобным» письмом ликов и пышным декорированным фоном, где палаты Авраама превращены в классический античный портик, а дуб и гора напоминают идиллический пейзаж. И хотя искусство иконописания не прекратило своего существование, двигаться в этом направлении было уже некуда.

Иконографический тип «Троица Ветхозаветная», как он стал называться позже по аналогии с «Новозаветной», является наиболее целомудренным образом св. Троицы, так как в нем не акцентированы ипостаси, а главный смысл его — свидетельствовать об откровении. Желание же заглянуть за завесу привело к появлению другого рода изображений, которые можно объединить под общим названием «Троица Новозаветная». По мысли авторов Новозаветной Троицы ее композиция символизирует три ипостаси св. Троицы: седобородый старец («Ветхий денми») — Бога Отца, средовек — Бога Сына, Христа, и голубь — Святого Духа.

Конечно, иконописный язык условен и содержание образа нельзя передать на словах. Предложенные лектором варианты прочтения всего лишь версии из многих возможных. Св. Троица — это не количество, а качество Бога, непостижимое для человека, но данное ему в Откровении. И только молитвенное предстояние может приблизить нас к той бесконечной и непроницаемой в глубине своей тайне, которая есть откровение о Божественной Троице.

Лекции цикла «Беседы в Русском музее» проходят еженедельно по средам в 18.00, и рассчитаны на широкую аудиторию.

Вход свободный.


Больше обзоров

Община УПЦ в селе Грибовица впервые молилась в своем новом храме

В Одесской епархии оказали помощь 170 переселенцам с Донбасса

В Черновцах во время богослужения произошло чудо (видео)

На Полтавщині громада УАПЦ повернулася в лоно канонічної Церкви