Когда мы говорим о сегодняшней ситуации с захватами храмов, в мыслях, в первую очередь, фиксируется факт утраты церковного имущества – строения церкви, причтового дома и др. Самое неприятное, что о людях и их священниках, которых Господь собрал в общины, мы вспоминаем только во вторую очередь. А ведь не стены должны быть на первом месте, а люди – живые души, которые, будучи объединены верой и таинствами, составляют духовное, небесное измерение Церкви. Кто они? Как они жили до событий, как приняли это испытание и как живут сейчас? Мы призываем заглянуть чуть глубже, чем это делают простые новости о захватах, которых, к сожалению, за последнее время было очень много. Мы хотим вам рассказать об одной из таких историй и одном из пастырей таких общин.   

Что чувствует священник когда его выгоняют из родного храма, с которым его связывают 28 лет пастырского служения?

С этого вопроса начался наш разговор с протоиереем Димитрием Петрущаком, благочинным города Берестечко Гороховского района Волынской области. Именно ему, 28 лет назад, правящим архиереем было дано благословение принимать Свято-Троицкий собор и служить в городке Берестечко.

Отец Димитрий, по его словам, в молодости был очень энергичным и деятельным священником, после хиротонии его назначили настоятелем храма в селе Белосток, Луцкого района. Там он за два года сумел восстановить древний Свято-Михайловский храм XVII века. Это, возможно, и сыграло решающую роль в новом назначении в Свято-Троицкий собор Берестечка.

Отец Димитрий не любит говорить о себе, все вопросы о том, как ему жилось все эти годы, как обустраивалась его семья, в которой родились 4 дочки, он старательно обходит. Вопросы о церковных наградах вообще так с юмором воспринимает, мол есть там что-то. При этом, очень охотно и подробно рассказывает о трудах по восстановлению храма и долго вспоминает о преодоленных трудностях. Говорит, что в самом начале очень сильно впечатлила и запомнилась ситуация, когда обсуждали в общине возможность ремонта и завершения строительства храма по его первоначальному проекту. Часть прихожан сразу засомневалась, что это будет под силу их немногочисленному приходу, кроме того, необходимо будет провести много согласований в госорганах, так как собор имеет статус памятника архитектуры.

Но отец Димитрий никогда не унывал, не опускал рук, и потихоньку, настойчиво и с упованием на волю Божию взялся за дело. Не смотря на отсутствие поддержки местных властей, пробивая все административные и чиновничьи заслоны он смог таки привлечь к реставрации и достройке храма специалистов и найти спонсоров для проведения работ.

Конечно, закладка такой веры в промысел Божий произошла еще в детстве. Батюшка из многодетной семьи, в которой было 12 детей. Трое детей умерли, а другие шесть братьев приняли сан и служат Богу. Когда он родился, его отцу было уже 56 лет. Вспоминая о нем, батюшка отмечает не просто искреннюю веру родителя, а его великий дар относиться к жизни с благодарностью.

В материальном плане многодетной семье жилось не просто, но мирно и всегда с упованием на милость Божию, вера в которую укреплялась в разных житейских ситуациях. Особенно врезался в детскую память один случай. Как-то на Рождество, он вместе с родителями пошел на праздничную службу в Церковь, находящуюся за 8 километров от родного села. И вот в храме, к ребенку подошел кто-то из причта, и говорит, что ему нельзя быть тут, иначе не разрешат служить литургию, поскольку поступила разнарядка (дело было в 70-х годах) – в Церкви не должно быть детей. Но верующие люди нашли выход и спрятали его на… хорах! Так, с детских лет, Господь питал и укреплял в будущем священнике веру в милость Божию к любящим Его.

Приняв новый приход, отец Димитрий был поражен собором: массивные, но несоразмерно низкие стены, и странное перекрытие на них… Храм был явно не достроен в соответствии с первоначальным планом.

История Свято-Троицкого собора Берестечка весьма примечательна. Собор располагается на центральной площади города, всего в ста метрах от католического костела. Оба сооружения возведены в честь одного события: битвы под Берестечком 1651 года. Только костел был возведен в 1765 году, а строительство Свято-Троицкого храма началось в 1910 году. По задумке архитекторов он должен был быть подобен Владимирскому собору Киева, но состоять из трех частей: Зимнего (цокольного), Основного и Верхнего храма. Началась Первая мировая война, в результате которой территории снова отошли к Польше, и когда стал вопрос окончания задуманного строительства, выяснилось, что собор будет значительно выше старинного костела. Власти Польши такого допустить не могли, поэтому строительство было завершено на уровне выгнанных стен, с одним куполом, без Верхнего храма. В итоге здание выглядело приземисто, непропорционально. Именно в таком виде оно и просуществовало до приезда в Берестечко отца Димитрия в 1991 году.

Вот тут и начались поиски по архивам: искали проект во Львове, в Киеве, в Петербурге и даже в Варшаве. Для батюшки было важным не просто достроить Церковь, а сделать это точно по проекту и на совесть, как и подобает для дома Божия.

Для начала ремонтных работ искали местных строителей по окрестным колхозам, нанимали рабочие бригады из Закарпатья, искали финансирование, договаривались об оплате работ разными способами, в том числе и за бартер. А главное, что параллельно со строительными работами, в храме никогда не прекращалась служба Божия.

В конце концов, после нескольких лет мытарств и поисков финансирования, подключились реставраторы и архитекторы Львова и Киева и нашлись спонсоры.

Сейчас всякий приезжающий в Берестечко любуется красавцем Свято-Троицким собором — плодом неустанных трудов паствы и их пастыря — отца Димитрия Петрущака.

В 2010 году община отметила столетний юбилей собора, службу возглавил епископ Волынский и Луцкий Нафанаил. В честь знаменательной даты был выпущен памятный календарь.

За все эти годы сложилась крепкая община, которая единогласно проголосовала за верность Украинской Православной Церкви во главе с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием. Люди не поддались давлению и активной пропаганде о необходимости перехода в ПЦУ и остались верными чадами своей Церкви, в которой они крестились.  

Но ни людей из общины, ни ее настоятеля никто из властьимущих не услышал…

Отец Димитрий не впал в отчаянье даже узнав о «переводе» парафии в ПЦУ и о том, что храм у них отобрали. Он откровенно говорит: начиная с того далекого 1991 года чувствовался холодок в отношениях с властью. Но что поделаешь — на все воля Божия, так Господь ему дал — значит нужно нести крест. Самое главное — люди остались, не ушли в раскол. Вот и будем продолжать служить Богу.

Вместе с церковным старостой, прямо во дворе своего дома, отец Димитрий обустроил временную, как он говорит, Церковицу. И очень радуется тем, что технологию позаимствовал из интернета. Батюшка вообще по жизни мастеровой человек, с молодости любил плотничать. Может сработать и стул, и табуретку, и кровать. Так что как в восстановлении Свято-Троицкого собора, так в возведении новой Церковицы — везде есть частичка тепла его натруженных рук… А его Церковица может стать образцом, как бы сказать, «мобильных» временных церковных зданий.

Много чего еще рассказывает отец, много вспоминает. И нет-нет — а промелькнет грусть в глазах, да как-то потускнеет голос… Но, нужно жить и служить Богу!